Людмила
Губаева
17 мая
Держимся за сердце (и все равно подпрыгиваем от неожиданности). Пытаемся угадать, что будет в следующей серии (и не угадываем). Постоянно теряем любимых героев (и тех, кто приходит им на смену, тоже теряем). Ненавидим сценаристов (и еле-еле терпим неделю до выхода новой серии). Как так-то?!

Внимание! Осторожно, спойлеры!

Полюбили их черненькими

Стандартный героический состав в любом сериале — железное разделение персонажей на плохих и хороших. Все понятно и четко: вот этого надо жалеть, он «наш». А этот «не наш», зло должно быть наказано (и оно обязательно наказывается).

В «Игре престолов» все летит в тартарары. Записной злодей вдруг переобувается в прыжке и делает что-то головокружительно хорошее. А потом опять топит котят безлунной ночью. А потом, не успев отмыть руки от котят, спасает младенца. Зритель в шоке, он не знает, что с этим делать.

Помните, как ненавидели Сандора Клигана (он же Пес) в первых сезонах? Как искренне желали, чтоб циничному злодею, убивающему невинных детей, на голову обрушился меч правосудия или хотя бы кирпич внезапности? А теперь дружно осознаем, кого мы больше всех жалели в пятой серии финального сезона.

Фанаты внезапно полюбили Сандора Клигана

Помните, как все восемь сезонов проклинали аморалку и интриганку Серсею? Потрясающий характер, завораживающая история противоестественной связи. Безжалостная королева, которая ради трона методично убивает, обманывает, предает — и снова убивает, а подле тела своего мертвого сына совокупляется с собственным братом. Исчадие ада как оно есть. А теперь опять вспомним пятую серию финального сезона. Неужели вы не заплакали, похоронив Джейме, Серсею и все их надежды?

Откровенно отрицательных героев, в которых нет ни капельки света, здесь раз-два — и обчелся. Григор Клиган, Рамси Болтон (великолепный образчик психопата) да Король Ночи. Хотя вождя армии зомби сложно назвать героем в принципе. Это скорее такой внешний фактор окружающей среды, добавляющий сложности в общую игру.

Беленьких любить не получается

Со стопроцентно хорошими тоже напряженка. Оскоромились буквально все, хоть по разу.

Был кристально честный Нед Старк — тот случай, когда спойлер случился уже во время кастинга. Многострадальный Шон Бин всем своим героическим лицом выражал уверенность в том, что жизнь его героя будет сложной, но недолгой. Так и получилось. Вроде бы положительный персонаж, даже государственный муж, но дурак дураком. Вроде бы высокоморальный, но жестокий, как камень — предателей казнит лично, головы рубит, как капусту. Вроде бы любит семью — но ничегошеньки не сделал, чтобы ее спасти. За что его любить? Решительно непонятно. Наказывается не зло, а глупость — совсем как в жизни.

Или взять Дейенерис. Заинькой и паинькой она никогда не была, но к концу сериала ее уже все любили. А теперь вспомним нашу любимую пятую серию финального сезона. Из храброй крошки высвободился фамильный таргариенский безумный оскал, и вот уже она поливает мирных жителей драконьим напалмом (где, где внутри этого животного такие обильные резервуары???). И вот мы уже ее ненавидим и думаем, что Серсея-то была еще ничего, вот бы вернуть все как было и не трогать.

Но самую мощную серию кульбитов показал, конечно, Теон Грейджой: сначала никакой, потом условно хороший, потом безусловно негодяй, потом несчастный негодяй, потом опять никакой, потом условно хороший, а потом — героическая смерть во славу дома, который он когда-то предал. И ведь ничего фантастического в этой смене тактик нет: мало кто не делает зла, если от этого зависит его жизнь.

Теон Грейджой метит в злодеи

В общем, все как в жизни: нет стопроцентно плохих и стопроцентно хороших. У каждого своя история, своя боль и свои причины делать ужасные, ужасные вещи. И это революционная вещь: никто до создателей «Игры престолов» так не играл характерами и не выводил их так близко к жизни. Фантастически реальное психологическое полотно в фэнтезийном мире. Браво.

Власть — дело грязное

Есть целые сериалы, целиком посвященные политическим интригам («Карточный домик» вам в помощь). Но на моей памяти только «Игра престолов» дает полную картину того, насколько цинична, беспринципна и бездумна любая власть. Вообще.

Нет ни одного персонажа, достойного Железного трона. Да и сам Железный трон, кажется, не уцелел. Артефакт, который прошел через все восемь сезонов, которого желали абсолютно все, который олицетворяет собой полноту власти и легитимности — изначально был символом жестокости, грязи и интриг. Ощущение такое, что любой, кто на нем сидит, автоматически превращается в чудовище. Любой, кто к нему пытается прийти, превращается в чудовище тоже. Железный трон — такое Кольцо Всевластья, только в менее кастрированном и выглаженном варианте.

Пожалуй, только пьяница и жизнелюб Роберт Баратеон был относительно нормальным человеком, но и он плохо кончил. (Томмен Баратеон был святым, он вообще непонятно как попал в сериал, давайте просто почтим его грустным молчанием). Остальные становились редкостными мерзавцами (а к последним сезонам — преимущественно мерзавками) уже на дальних подступах к тронному залу. Станнис Баратеон сжег собственную дочку. Про Серсею мы уже писали. Дейенерис тоже к ночи поминать неохота (хотя она являет идеальный образец того, как сойти с ума от жажды власти). Остальные не лучше.

Железного трона не желает только Джон Сноу, но он к концу саги превратился в такую влажную ветошку, что им хочется просто протереть пол и повесить сушиться на забор, так что воспринимать его как реального кандидата как минимум странно.

Место в сериале нашлось даже условно коммунистическим идеям, и являет их внезапно Варис, который прошел через нескольких правителей подряд, «всегда думая о народе». Отношения Железного трона и народа показаны идеально: люди — разменная монета, их никто не жалеет, о них никто не думает. Они просто предмет манипуляций и источник продуктовых поставок.

Была тут и власть религиозных фанатиков, условно радеющих за благо народа: Его Воробейшество — усиленный вариант Савонаролы, но и у него ничего не получилось. Серсея оказалась ему не по зубам.

Удивительно, но почти идеальный вариант государственного устройства показан там, где никакого государства в помине нет: за Стеной. Вот уж где казачья вольница и зачаточные  признаки демократии. По-хорошему, там бы и скрыться нежному кудряшке Джону: за Стеной никто не будет пытаться натянуть на него корону, а в кустах не поджидают похотливые тетушки с драконьим зверинцем. Кругом снежная степь, уютные вигвамы и боевые товарищи.

В общем, в ожидании последней серии мы уже понимаем: власть — это всегда мысли только о себе. Населению может повезти с аккуратным и миролюбивым (читай, ленивым) правителем, а может и не повезти. Совсем как в жизни. Я много от кого слышала проведение параллелей между Красным Замком и Кремлем (или Белым домом, это уже как кому угодно). Медицинский факт: фантазийная сага приводит нас к мысли о природе власти.

Нелюбовный роман

Всегда, в любом сериале или фильме, по законам жанра, должна быть прекрасная история любви. Чтоб никто никого не предавал. Чтоб любовь, романтика, цветы охапками, свадьбы и все такое. И желательно еще, чтоб супруги прожили вместе некоторое время, успели завести крепкое хозяйство и детишечек.

А теперь вспомним самую громкую свадьбу в «Игре престолов». Вот уж где любовь до гроба-то. Ярко, быстро, эффективно, как комета. Какие уж тут детишечки.

С любовными историями и отношениями тут опять как в жизни: всегда находится что-то, что мешает. Чаще всего, это социальные факторы. Тириону нельзя жениться на проститутке Шае. Джон Сноу мало того, что принял обет безбрачия на Стене, так еще и умудрился найти себе пару среди одичалых: небывалый мезальянс. Серсея и Джейме — самая крепкая и «химическая» пара сериала, но они вообще брат и сестра. Лианна Старк и Рейегар Таргариен — и вовсе будто вышли из кланов Монтекки и Капулетти. Ничего хорошего никого не ждет, кругом боль и страдания.

И мы узнаем себя в самых неожиданных героях. В Сансе, принц которой оказался абьюзером и чудовищем. В сире Джорахе, который семь с половиной сезонов проторчал во френдзоне. В Бриенне, которую классическим образом соблазнил прекрасный (пусть и с червоточинкой) рыцарь, а потом цинично оставил. В Тирионе, женщина которого изменила ему с более могущественным и влиятельным человеком.

«Игра престолов» дает много секса и страсти, и тут все как в жизни. А вот настоящую счастливую любовь найти почти невозможно. Нам не дают классического хорошего конца. За это мы и ненавидим сценаристов: ну что им стоило оставить Бриенне Джейме? Почему не оставили Джона с Игритт в их пещерном снежном раю с каменным джакузи? За каким чертом так жестоко обошлись с Оберином и Элларией, ведь это была едва ли не эталонная экранная пара гедонистов (пусть и немножко развратников)?

У Джона и Игритт не сложилась любовная линия

Никто не ожидал такого в средневековой героической саге. Мы постоянно ждем хоть капельки экранной любви, и смотрим серию за серией в попытке увидеть надежду. И не видим. И продолжаем смотреть. Это затягивает.

Эталонно плохой восьмой сезон

К восьмому сезону куча претензий. И все они сводятся к тому, что все слишком ожидаемо, а местами в угоду ожидаемому сильно проседает логика. Все слишком просто (записываем, дети, Король Ночи убивается простым тычком кинжала в печень, и чего было огород городить…). Слишком в лоб. Нет неожиданных сюжетных ходов, которые били под дых в предыдущих сезонах. Ясно было, кто не жилец, а кто просто обязан дотянуть до финала — и сценаристы четко идут по этим ясностям. Капитан Очевидность подмигивает из каждого угла.

Даже я, непроницательная и недалекая, умудрилась определить полный список смертей последних серий. Хотя нет: я пока не понимаю, зачем нам Серый Червь, в нем вообще не осталось никакого практического смысла.

И даже несмотря на это, мы сидим и гадаем: убьет ли Джон Дейенерис (права на жизнь у нее не осталось). Воссоединятся ли Санса с Тирионом (а может быть, и усядутся вместе на расплавленные остатки Железного трона). Куда уехала Арья на своем белом коне. И зачем все это вообще было.

Девять лет сюжетных перипетий, восемь сезонов человеческих страстей. Великое полотно, которое не испортить даже банальностями и отсутствием сюрпризов на финишной прямой. Мне очень грустно, что все кончается. Чувствую себя частичкой армии миллионов фанатов, кумиру которых осталось жить полтора часа.

И люблю этого кумира и не хочу с ним прощаться и жду последней серии, затаив дыхание.   

Людмила Губаева
17 мая
В контексте
Подписаться на рассылку
0 комментариев
Войти:
Ваш комментарий…
н а в е р х   н а в е р х   н а в е р х