Л ю д и Щ

Все, что вы хотели знать о последних язычниках Европы, но боялись спросить

Анна
Попова
3 октября 2018
Во что верят и кому поклоняются язычники из Марий Эл, как Иисус Христос стал языческим божеством в марийском пантеоне и почему марийским богам нельзя любить, мы решили разобраться сами.
Спойлер: все еще запутаннее, чем нам казалось изначально, но вам понравится.

В массовой культуре марийцы имеют репутацию опасных колдунов и провидцев: например, в сериале «Иван Грозный» Андрея Эшпая именно марийский маг предсказывает рождение будущего царя. Но в реальности про традиционную религию этого народа известно далеко не все даже самим марийцам.

Моления в кусото: кур в жертву не приносят

«Дерево — это связь с космосом, вертикальная модель Вселенной. Поэтому моления проходят в кусото — особых священных рощах. Там ничего нельзя трогать: ни мусорить, ни собирать грибы с ягодами. Природа должна сохраниться в первозданном виде — это главное», — рассказывает Полина Владимировна, директор школы в марийской деревне Сардаял, расположенной на границе с Татарстаном.

Среди ее предков был настоящий карт (жрец), но сама она решила принять православие. А вот ее муж, Платон Моисеевич, — чимари, то есть настоящий язычник. Он помогает организовывать моления в Сардаяле и держит связь с картом: своего в деревне нет. На моления в деревне ходят и православные, и адепты традиционной языческой религии.

«А что в этом такого? Это же просто природа, мы у нее просим благополучия. Так что людям другой веры не запрещено появляться в кусото. Вот я православная, но туда хожу на моления. Я верю, что Бог един, просто к нему пути разные», — говорит Полина Владимировна.

Вечером перед молением нужно хорошенько помыться в бане: к богам нельзя идти грязным. Кроме того, надо заранее приготовить разные угощения. Обязательный пункт — блины, они часть любого ритуала. Утром марийцы отправляются в рощу. В кусото с собой приводят жертвенных животных: гусей, барашков, а для больших молений — молодых бычков и лошадей. Кур, в отличие от петухов, в жертву не приносят. Почему? Загадка.

А вот водоплавающих птиц — например, уток часто жертвуют богам. Утка — священная птица марийцев: из утиного яйца давным-давно вылупились Кугу Юмо (главный марийский бог) и его младший брат Керемет.

В Сардаяле молятся богине судьбы Пуйыршо, богу достатка Перке и пророку Пиамбару. В большом почете бог согласия и примирения Мер Юмо и аналог Богоматери — Мер Юмын Аваже. Во время молений в кусото разводят три костра, над каждым устанавливают три котла. В них готовят готовят мясо, кашу и внутренности жертвенного животного, скажем, сердце и легкие. Считается, что в них заключается душа жертвы. Собравшиеся встают рядом с почитаемым деревом (его называют онапу) лицом к полуденному солнцу. Карт зажигает свечи и молит богов принять жертву.  

«После молений устраивается совместная трапеза. Все, что не доели, забирают с собой и угощают всех, кроме скотины: животным священную еду давать нельзя. В рощах есть специальное место, туда ставят угощения богам, кладут мясо и кашу. Мужчины в дар божествам приносят полотенца, а женщины — платки, их вешают на ветке дерева», — говорит Полина Владимировна.  

Она вспоминает, что в советское время молиться в кусото было запрещено: «Старики говорят, что самое большое моление было в 1945 году в честь победы над фашистами. А после этого уже вообще не молились. Но все равно, даже когда никто не ходил в кусото, рощи считались священными и народ их оберегал. Старались, чтобы скотина туда не заходила, чтобы там не собирали ягоды и грибы. Сейчас запрет снят: в последние 10-15 лет снова стали проводить моления».

Молиться предкам как богам

«Мне кажется, слово «практиковать» не может описать то, что мы делаем. Молиться нашим богам — это неписаный закон рода. Мои предки так молились, я молюсь, дети молятся, и внуки так будут. Нельзя точно сказать, сколько у у нас богов: в разных регионах и даже семьях об этом разное представление. Мы не задумываемся, в каком подчинении они находятся по отношению друг к другу. Знаем только, что они не люди, чтобы выстраивать отношения», — говорит Галина Петухова. Она — методист Республиканского центра марийской культуры в Марий Эл. Галина явно смущена смущена вопросом, сколько жен у верховного бога Ошо Кугу Юмо и есть ли у него дети.

Не всем богам молятся в одних и тех же кусото. Например, в марийской мифологии есть бог, «который ходит по земле»: Керемет. Это темное божество.  Ему возносят молитвы в особых черных рощах — шем ото. «Их называют еще керемет кожер. Почему нельзя в одном и том же кусото молиться Керемету и Кугу Юмо? Потому что Керемет — это злое, больное начало. Были времена, когда болели целыми деревнями, когда начинался самый настоящий мор. Вот тогда деревенские молились Керемету, чтобы его задобрить. Это мстительный бог», — поясняет Галина.

В отличие от дьявола в христианстве, Керемет не отвечает за наказание грешников. Ими занимается лично Кугу Юмо. Марийцы представляют человеческие грехи как мешок за спиной, который с годами становится только больше. Марийские боги суровы: они не прощают грехов.

Jakob Owens / Unsplash

«У нас не так, как у христиан: нельзя просто сходить, помолиться, очиститься и заново начать грешить.Так что после смерти каждый из нас предстанет перед Кугу Юмо со своим грехом за спиной. И он решает, какое наказание назначить, —  говорит Галина и добавляет, — вообще, мы не задумываемся, что конкретно произойдет с нами после смерти. Скорее всего, мы попадем на большой зеленый луг или в райский сад, будем гулять среди пчел и цветов».

Марийцы не молятся о рае после смерти. Они просят богов в основном о хорошем урожае и семейном благополучии. Самое главное, подчеркивает Галина, —  не забывать благодарить потом высшие силы во время молений и праздников. Когда мы спрашиваем ее, какие праздники главные у марийцев, она отвечает, что таких нет: все они одинаково важны и четко привязаны к определенному времени года.

«Например, есть у нас такой праздник нового хлеба (Угинд пайрем). Традиционно его широко празднуют осенью, когда начинают печь свежий хлеб из собранного урожая (хотя в некоторых регионах вместо хлеба варят кашу, а где-то делают пирог). Обычно с самого утра деревня наполняется ароматом хлеба. Потом ставят каравай на стол, глава семьи ломает первый кусок. Раздает хлеб обычно человек, у которого есть «перке» (изобилие)», — рассказывает Галина.

Сама она больше всего любит… Пасху. «У нас ее называют Кугече, в переводе — «Большой день». С детства было заведено, что бабушка к этому празднику собирала много яиц, пекла пироги, накрывала нарядно на стол. Вся семья собиралась вместе. В один из дней пасхальной недели мы обязательно обращаемся к предкам с такими же словами, как и к богам. У нас так говорят: поминай предков, если не умеешь молиться».

Священную книгу съела корова

«Нет никаких письменных источников о состоянии марийской религии до Ивана Грозного. Марийцы ничего не записывали: у них письменности не было, только родовые знаки. Первые письменные упоминания о религии марийцев стали появляться только в XVI веке, а более или менее развернуто о ней стали писать в XVIII веке участники академических экспедиций. Сама марийская мифология менялась на протяжении всей истории — под влиянием ислама, христианства, а в более позднее время — глобализации и нью-эйджа», — рассуждает Константин Ситников, автор книги «Словарь марийской мифологии. Том 1. Боги, духи, герои».

По его словам, влияние других народов хорошо прослеживается в составе и структуре современного марийского пантеона. Например, часть имен богов — тюркские по происхождению. Самый яркий пример — знаменитый Керемет. Когда-то это был дух-покровитель рода, требующий умилостивительные жертвы, а при их отсутствии насылающий болезни и несчастья. От мусульман он «заимствовал» свое нынешнее имя, а под влиянием христианства превратился в главного злого духа, антагониста бога Кугу Юмо.

«Марийцы, живущие рядом с татарами, переняли многое в сфере праздников и обрядов. Скажем, Сабантуй стал «частью» праздника Агавайрем. А влияние христианства выразилось в культе христианских святых как языческих богов, которым точно так же приносятся жертвы, в том числе кровавые.

Иудаистическая и христианская мифологии лежат в основе верований марийской языческой секты «Кугу сорта», появившейся в 1870-х годах. В мифологии кугосортинцев играют важную роль персонажи Ветхого Завета: Адам, Авраам, Ной. Сейчас адепты «Кугу сорта» особенно не афишируются. Думаю, их несколько тысяч в разных районах Марий Эл», — отмечает Ситников.

И в пантеоне кугосортинцев, и у адептов марийской традиционной религии присутствует Иисус Христос. Но он не имеет никакого отношения к Кугу Юмо. В преданиях у «самого большого бога», как называют его марийцы, есть свои дети: сын Юмын Эрге или дочь Юмын Удыр. При этом они не упоминаются во время обрядов и существуют только на уровне фольклора.

«Для марийцев даже задумываться о том, что боги образуют семьи и рожают детей, — запретно».  

Главный миф марийцев — история о сотворении мира Кугу Юмо и его братом Кереметом. Два брата-бога в образе селезней ныряли за землей на дно первичных вод, покрывавших планету. Кугу Юмо из добытой земли создавал долины и луга, а Керемет назло ему делал горы и рытвины. Потом Кугу Юмо решил создать человека. Покончив с телом, он пошел за душой для своего творения, поручив собаке сторожить его. Керемет, желая навредить брату, вызвал холод и подкупил собаку шерстью, которой раньше у нее не было. Он оплевал человека — так появились болезни. Чтобы скрыть плевки, Кугу Юмо вывернул человека наизнанку, а собаку проклял.

«Некоторые исследователи утверждают, что этот миф восходит к славянскому, а другие возводят его к прафинно-угорской общности, — говорит Константин Ситников. — В рамках этой гипотезы упоминание сторожевой собаки, мотивы резкого похолодания, появления у собаки густого волосяного покрова, появления у человека простудных заболеваний, связанных со слизистыми выделениями, позволяют отнести время возникновения этого мифа к концу верхнего палеолита (период оледенения)».

Марийцев часто называют последними язычниками Европы. Но правильнее назвать их последними неизученными язычниками: древнейшая религия, корни которой уходят в ледниковый период, сегодня представляет собой набор разрозненных фактов и отдельных ритуалов. Каким был настоящий марийский пантеон, правда ли у Кугу Юмо были дети, злой ли изначально его брат Керемет — на все эти вопросы мы вряд ли сможем ответить. Как гласит марийская легенда, священную книгу предков с тайным знанием о богах и героях восстановить невозможно: ее съела корова.

Анна Попова
3 октября 2018
В контексте
Подписаться на рассылку
0 комментариев
Войти:
Ваш комментарий…
н а в е р х   н а в е р х   н а в е р х