Павел
Телешев
6 сентября 2018
С друзьями как-то сидели, и в ходе словесной игры родилась фантазия на тему будущего, в котором любовь к авторскому кино вылилась в повседневный язык. Представили себе ушедшими в народ фразы «Триеровщина какая-то», «Что-то я обджармушился» или «Растуды тебя Кар-Вай».

Утопическая фантазия, потому что вышеупомянутые кинематографисты не снимают кино для масс. Даже критики, случается, морщат умные лбы и складывают губы гузкой, просматривая в Каннах или в Берлине новые творения признанных мастеров, ожидая чего-то эдакого, гладко ложащегося на настроение. Что уж тут говорить про народ, который скорее плюнет и гневно жмакнет на кнопку пульта, если по телевизору покажут Дэвида нашего Линча, братьев Дарденнов или, к примеру, последнюю ленту Даррена Аронофски «мама!».

Артхаус стал неугодным сироткой не только на нашем гогочуще-поющем ТВ, но и на больших экранах: нерентабельно. Народу тоскливо смотреть на необычное. Люди хотят больше «Ёлок» и «Гоголя» (последний, кстати, неплох, так что не будем бросать камни в этот огород). Как всегда, за всех решили министерства, Госдума и владельцы кинотеатров. Даже блогеры и критики, обслуживающие вкусы публики, пишут о «Подругах Оушена», «Мстителях», «Реинкарнации» и бла-бла-бла. Развлекательное кино – дело вкусненькое, но не окажемся ли мы в болоте без авторского кино? Давайте же посмотрим на полезные качества артхауса, пока он совсем не канул в пучину безвестности, уступив место оратории масскульта.

Кадр из фильма "Дом, который построил Джек" 

Артхаус делает нас лучше

«Любовь» Михаэля Ханеке начинается с убийства. В «Иде» одну из ролей играет окно. «Аномализа» оборачивает зрителя в ватный кокон. Основа другого кино — боль. Это всегда пристальный взгляд с экрана. «Танцующая в темноте» немыслима без слёз в кинозале. Артхаус может действовать нечестно, бить под дых, но цель его — в том, чтобы разбудить зрителя. Большая часть сериалов и попкорнового кино отупляет нас: баюкает однообразными диалогами, предсказуемыми сюжетами и звездами, которые играют по сто ролей за карьеру; рисует жизнь в стилистике видеоигры, которую всегда можно начать по новому кругу, как в знаковом «Беги, Лола, беги».

Популярное кино и телевидение говорят нам, что всё хорошо, можно спать дальше. Артхаус же громогласен (даже когда молчит), хочет расшевелить нас, дремлющих за пределами экрана, чтобы мы стали светлее — не отворачивались от чужой трагедии, отвечали улыбкой на улыбку, понимали, что жизнь пролетает, как миг.

Артхаус стирает границы

Помните, как Том Круз в роли секретного агента путешествует по миру, разбивая машины в Париже, взрывая яхты в Лондоне и рассекая на мотоцикле по Африке? Так нам преподносится иллюзия того, что мы посещаем другие страны. Вот, на башню Эйфелеву посмотрели, красота-то какая!

А картина «Забивание камнями Сорайи М.» вам не просто покажет Иран  она проведёт вас такими тропами, которые не откроются туристу ни за какие деньги. Покажет правду, осознать которую, признаемся, будет чудовищно сложно. Авторское кино позволяет нам переноситься, как по волшебству, по временам и странам. И это будет не причесанная реальность для туристов – это будет живая земля, реальные люди. Мощное приключение.

Кадр из кинофильма "Выживут только любовники" 

Артхаус вдохновляет

Массовое кино питается находками артхауса: кассовые хиты «Начало» Кристофера Нолана, «Молчание ягнят» и «Прислуга» черпали свои находки из неформатных фильмов. «Список Шиндлера», сейчас считающийся классикой, для 1993 года был дерзким выпадом против общественного вкуса, стопроцентным артхаусом.

Да, «Челюсти», «Звездные войны» и «Крестный отец» во все времена будут источниками вдохновения, но они уже разрезаны на цитаты, подражания и пародии. Новое появляется только в поле артхауса, так что Голливуд частенько берет себе «запчасти», а то и просто делает ремейки.

Артхаус часто делается «на коленке», из подручных средств. Внутреннее напряжение «Лока», снятого безотрывной камерой, установленной на капоте автомобиля, дикость «Туринской лошади», уводящей в зрачок безумия, скупость изображения в «Мамочке» переходит во взрыв в душе зрителя, который может увидеть свой путь и даже профессию, новый вектор жизни в незатейливых, на первый взгляд, кадрах.

Кадр из фильма "Малхолланд Драйв"

Артхаус позволяет взглянуть на себя со стороны

Возможно, искусство — единственная возможность для человека увидеть себя так, словно он  посторонний. Очень хочется видеть себя зайчиком или лисичкой в «Зверополисе», но это упаднический путь. Мы всё-таки люди, и, как бы ни хотелось сбежать в уютные объятия сказки, чтобы жить полноценно, надо воспринимать жизнь такой, какая она есть. И себя самих тоже.

Мы не супергерои, пусть они и близки нам, потому что на экранах испытывают схожие чувства, переживания и даже попадают в глупые и неприятные ситуации, хотя, казалось бы: куда, кроме мира волшебства, они могут попасть? А персонажи «Дипана» и «Пожаров» проходят сквозь ад, чтобы выжить. Чтобы узнать правду. Чтобы держать спину прямо. Чтобы не лежать в позе зародыша. Это помогает нам найти силы в себе. Потому что, если они, маленькие и придуманные, смогли, то мы – всегда можем пойти дальше и выше. Потому что живем не под гнетом пера сценариста. Мы сами пишем свою историю. И возможно, ее кто-то даже смотрит.

Павел Телешев
6 сентября 2018
Подписаться на рассылку
0 комментариев
Войти:
Ваш комментарий…
н а в е р х   н а в е р х   н а в е р х