И с т о р и и Щ

Развлечения литераторов Серебряного века: а они знали толк в кураже!

Анна
Попова
27 февраля 2019
Драки с привидениями и другими поэтами, зачатки боди-арта, Дворец Пьяноблудия и даже дуэли. Странно, что у них оставалось время и на литературу.

«Закосить» под привидение и избить оппонента

Во время спиритических сеансов вызванные «духи» имели обыкновение вести себя очень агрессивно. Например, поэт Николай Минский как-то раз стал жертвой одного разбушевавшегося призрака.

На сеансе у поляка Яна Гузика, имевшего репутацию сильного медиума, Минский сел рядом с гуру и в какой-то момент громко выразил сомнения в том, что Гузик действительно имеет доступ к потустороннему миру. В тот же момент поэт убедился в полной материальности загробных сущностей: получил от них несколько неприятных оплеух. Он потребовал зажечь свет.

При свете свечей наглые призраки бить поэта не посмели. Но есть подозрение, что для коварного нападения они использовали Гузика. Впрочем, даже если бы Минский осмелился обвинить медиума в том, что тот разыграл нападение духов, вряд ли бы кто-то его поддержал. В то время сомневаться в существовании потустороннего мира было моветоном.

Спиритический сеанс Яна Гузика в Варшавском метафизическом обществе. 1927 год

Подраться на дуэли за честь Прекрасной дамы (почти понарошку)

Знатоком этикета благородных рыцарей можно по праву считать Николая Гумилева, первого мужа Анны Ахматовой. «За что же стреляться, как не за женщин и за стихи», — повторял он.

В конце концов ему представился случай доказать свою доблесть: другой поэт, Максимилиан Волошин, в порыве ревности к общей знакомой ударил Гумилева. Гумилев немедленно вызвал коллегу на дуэль. Для пущего трагизма местом дуэли стала Черная речка — видимо, Волошину с Гумилевым не давала покоя драматичная кончина Александра Сергеевича Пушкина. Впрочем, как известно, история повторяется дважды: один раз — как трагедия, а второй раз — как фарс. Вот и дуэль Волошина с Гумилевым завершилась благополучно: Гумилев промахнулся, а пистолет Волошина дал осечку. Победила дружба. И страсть к эпатажу.

Разрисовать лицо и пугать на улице бабушек

Так делал отец футуризма и учитель Маяковского Давид Бурлюк: у него на щеке красовалась то черная лошадка, то птичка, то совсем какой-нибудь загадочный зверь. Но на этом полет мысли не заканчивался.

Обычно Бурлюк появлялся на людях при параде: с лорнетом, цилиндром, яркой серьгой-капелькой в одном ухе, стеклянным глазом — и ореолом таинственности. Ведь он успел пожить в Японии и даже привез оттуда целую серию картин. Не отставала от поэта сестра Бурлюка, Людмила. Она красила волосы в ярко-красный цвет, вызывающе одевалась и стала одной из первых женщин, принятых в Академию художеств.

Потусоваться в «Башне»

Да что вы знаете о вписках!

С 1905 по 1909 годы каждую среду, около полуночи, в питерской квартире Вячеслава Иванова — прозванной башней за округлую форму — собирались поэты, писатели, революционеры, философы, провидцы и прочие экстравагантные личности. Дальше все весело пили вино, читали стихи и интеллектуально беседовали до самого утра.

И самое главное: укрывались от революционных бурь и печалей. Обитатели «Башни» жили искусством, а не прозаичным настоящим. Не всегда собрания проходили гладко: например, один раз на веселую тусовку ворвалась полиция и устроила эпичный обыск. У дверей дежурили солдаты, что произвело впечатление на ранимых философов и поэтов. Но все обошлось, ничего противозаконного бравые служители правопорядка не нашли. Так что в «Башне» продолжили веселье.

Устроить челлендж: ни дня без драки

Хотите прославиться в роли главного дебошира эпохи?

Берите пример с Сергея Есенина. Кажется, Есенин успел подраться во всех культовых местах Санкт-Петербурга, начиная от забегаловок и заканчивая Малым театром. В кафе, куда любил захаживать поэт, всегда был вынужден дежурить полицейский в штатском — вдруг опять разбуянится? Есенин оказался непредсказуем: однажды, пока несчастный агент полиции терпеливо дожидался его в кафе, он пошел в редакцию журнала «Красная Новь» бить Бориса Пастернака. Что стало причиной драки — загадка. Но известно, что Есенину очень не нравились стихи Пастернака.

Сходить в Дворец Пьяноблудия

Это не шутка: на Марсовом поле в Санкт-Петербурге построили площадку, одновременно игравшую роль ресторана, танцевального зала и... места для катания на роликах — «скейтинг-ринга». Его строительство закончили в 1910 году. Простояв всего несколько лет, он возглавил топ самых модных мест Санкт-Петербурга Серебряного века.

Прийти покататься мог абсолютно любой человек, вне зависимости от уровня мастерства: во «Дворце Пьяноблудия» работали учтивые и подтянутые инструкторы-иностранцы. Время от времени там устраивали балы-маскарады с обязательным условием: все гости должны быть на роликах.

Притворяться знатной испанкой и заочно кружить головы питерской богемы

Фейковые страницы в соцсетях — это жалкая пародия на самый грандиозный обман Серебряного века.

Однажды скромная и невзрачная поэтесса Елизавета Дмитриева и ее друг Максимилиан Волошин решили развлечься: они придумали образ загадочной красотки-испанки Черубины де Габриак.

Испанка почему-то блестяще владела русским, жила под строгим надзором своего отца и исповедника из ордена иезуитов, а еще была фанатичной католичкой. Черубина де Габриак никогда не показывалась на публике, зато присылала редактору, потерявшему голову от любви, стихи на надушенной бумаге и время от времени звонила в редакцию.

Дмитриева и Волошин знали толк в троллинге: весь Санкт-Петербург жаждал узнать, кто же такая эта таинственная женщина, сильнее, чем мы мечтаем выяснить имя того, кто займет Железный трон в последнем сезоне «Игры престолов». Обман в конце концов раскрылся — и к Черубине де Габриак закономерно потеряли интерес.

Анна Попова
27 февраля 2019
В контексте
Подписаться на рассылку
0 комментариев
Войти:
Ваш комментарий…
н а в е р х   н а в е р х   н а в е р х