Л ю д и Щ

Растаявшие аплодисменты: памяти Белого Рыцаря

Павел
Телешев
26 октября 2018
Первое, что дернулось в памяти при известии о смерти Караченцова — песенка Белого Рыцаря из мультфильма «Алиса в Зазеркалье». Про «нету слоненка в лесу у меня». До мурашек и слез. В детстве история по мотивам сказки Кэрролла врезалась в сердце лиричным и неожиданным фрагментом. Идущим не в ногу, ломающим такт. Кажется, Николай Петрович был таким.

Он никогда не играл одномерных персонажей: даже негодяй Урри, который охотился на Электроника, вызывал симпатию и жалость. Лихой ковбой Билли из «Человека с бульвара Капуцинов», несуразный и обаятельный. Джефферсон из «Треста, который лопнул». Черный Пес из «Острова сокровищ». А скольким мультперсонажам Караченцов подарил свой голос! Если призадуматься, всё мое детство окрашено незабываемым хриплым баритоном: Пес-д’Артаньян, Волк, обманутый лисой, Бамбр, солдат в «Каше из топора». Песни на маленьких пластинках. «Кленовый лист». Нотка грусти в его напевах уводила в осень. Осенью он и покинул мир.

Мне не повезло: я не видел его в театре. Тиль Уленшпигель, граф Резанов, Лаэрт, Смерть. Посмотрите: он не юноша, и, кажется, как многие из наших любимых актеров, сразу появился на сцене и экранах немолодым. Но озорной характер, яркость и задор прорываются сквозь внешность. И веришь. Что ему шестнадцать, двадцать, что всё по плечу и вместе с ним мы  вечно юные, когда до звезд только руку протянуть.

Он много говорил о собственной пластичности, как о недостатке: «Ну, вот представьте, я играю различных персонажей, меняя жанры и амплуа, я долгое время соглашался на всё. Надо уметь найти золотую середину, чтобы себя не растранжирить, не заштамповать. Не стать всеядным. Но есть другая сторона: если я буду от всего отказываться, то спустя лет десять такой работы, если мне предложат роль, о которой всю жизнь мечтал, я не сумею ее сыграть».

Караченцов был мечтателем. Рассказывая о себе, жалел, что у него не было возможности заниматься лицедейством с детства: поздно определился. Охотно занимался с молодыми актерами, грезил о собственном театральном институте, где его ученики смогут расти и воспитываться с малых лет. Верил, что Россия  идеальная страна для творческой профессии: «Простор и страсть рождают и будут рождать гениев, новых Нижинских, Эфросов и Шаляпиных».

Сейчас, когда его не стало, по телеканалам вереницей поплывут фильмы с его участием. Телепередачи. Коллеги, друзья и близкие расскажут, какой он был замечательный, волшебный, светящийся и невероятный. Зазвучат пронзительно песни. Кто-то удивится, услышав, что Николай Петрович столько сыграл, спел, отстрадал и вынес. На пустую сцену рухнет луч света. Молчание заполнит зал. К дому, к могиле, а потом и к памятнику возложат букеты цветов и венки. Растают последние аплодисменты. Но еще десятилетия будут жить мальчики и девочки, которые плакали, слушая песню про «слоненка веселого нет». И он вместе с ними.

Павел Телешев
26 октября 2018
В контексте
Подписаться на рассылку
0 комментариев
Войти:
Ваш комментарий…
н а в е р х   н а в е р х   н а в е р х