Павел
Телешев
4 апреля
Все могут ошибаться. И Нобелевский комитет — не исключение.

История великой премии изобилует скандалами. Некоторые ее лауреаты не всегда соответствовали формулировке Нобеля: «те, кто в течение предыдущего года принес наибольшую пользу человечеству».  Иногда премию присуждали «не тем» (совсем как «Оскара») или слишком поздно, про кого-то забывали, кого-то игнорировали. «Площадь Свободы» выбрала несколько спорных случаев, когда нобелиаты оказывались не очень достойными быть вписанными в историю человечества.

Кнут Гамсун

Норвежский писатель получил свою премию в 1920 году. То, что Гамсун — великий автор, общепризнанный факт: например, его труды высоко ценил Максим Горький. Всего за свою жизнь Кнут написал более 30 романов, к моменту вручения премии у него в «резюме» были монументальные книги «Голод» и «Соки земли». В чем же тогда стыд?

В том, что было после.

Гамсун с молодости слыл эпатажным персонажем. Живым классикам Норвегии Генрику Ибсену и Бьернстьерне Бьернсону он высказывал прямо в лицо: «Вам пора уходить, ваше время ушло!» (совсем как русские футуристы с их «пароходом современности»). Он считал, что «старшие братья» по литературе должны ему помогать, в том числе материально. Они, кстати, и помогали, видя очевидные таланты Гамсуна, блестяще писавшего с семнадцати лет.

Лауреат Нобелевской премии был убежденным ницшеанцем и активно пропагандировал немецкую культуру, а в тридцатые годы, уже будучи иконой литературы, с упоением восторгался… Гитлером. Справедливости ради скажем, что в конце 1930-х фашистской Германии рукоплескали и в СССР, и в США.

В 1943 году Гамсун подарил свою нобелевскую медаль Йозефу Геббельсу, министру пропаганды Третьего рейха. В утешение за то, что «плохие норвежские академики» не вручили главному идеологическому палачу Европы Нобелевскую премию мира.

Несмотря на то, что писатель стал парией в собственной стране, он не отвернулся от выбранного курса даже после смерти Гитлера. Нобелевский лауреат написал некролог и назвал фюрера «борцом за права народов». Этого ему не простили. Труды Гамсуна сжигали, а его имя для многих годами оставалось символом ругательства.

Позже, когда сын опального писателя поинтересовался, зачем он чествовал фюрера после смерти, когда можно было и охаять без последствий, Гамсун ответил: «…из чистого рыцарства, сынок, из чистого рыцарства».

Антониу Эгаш Мониш

В 1949 году Нобелевскую премию по медицине присудили португальскому нейрохирургу и психиатру за «революционное» открытие «терапевтического» воздействия лоботомии при некоторых психических заболеваниях. И это одна из самых позорных страниц в истории премии.

Печальная хроника лоботомии, от которой в мире пострадали сотни тысяч человек, началась в 1935 году. На Втором Международном конгрессе по неврологии в Лондоне Мониш послушал выступление двух американских ученых. Эти новаторы представили публике обезьян, у которых удалили большую часть префронтальной коры головного мозга. Чудо состояло в том, что животные не погибли, а «успокоились». Правда, утратив когнитивные навыки, но что уж тут теперь поделать.

Португальский доктор заразился идеей и подумал, что подобные операции можно делать буйным душевнобольным. Правда, он великодушно решил ничего не удалять, а просто рассекать ткани, соединяющие лобные доли с другими областями мозга.

Уже в 1936 году под его руководством прошли первые «успешные» операции. То, что жертвы нового метода превращались в «овощей», мало кого смущало: главное, что больные становились спокойными. Абсолютно. Навсегда.

Популярность Мониша и его метода росли, и в 1941 году к португальцу обратилась семья Кеннеди. Розмари, сестра будущего президента США, с детства страдала расстройством интеллекта. Каким именно, сейчас сложно сказать. Она была замкнутой, несобранной, ей тяжело давались простые действия, а тест на коэффициент интеллекта показал, что в 15 лет Розмари находилась на умственном уровне восьмилетнего ребенка. С возрастом девушка стала агрессивной, пугая родных резкими перепадами настроения. Когда ей было 23 года, Кеннеди решились на новомодную операцию. И Розмари стала инвалидом: больше не могла внятно говорить, ходить и контролировать элементарные физиологические процессы.

После того, как за лоботомию вручили Нобелевскую премию, операцию взяли на широкое вооружение в США. В период с 1949 по 1952 год в Штатах ее сделали более пяти тысяч раз. Явление отразилось и в искусстве: в культовой книге Кена Кизи «Над кукушкиным гнездом» (1962 год) главному герою в финале делают лоботомию.

warnerbros.com

Популярность метода Мониша начала спадать к середине 1950-х, когда врачи сообщали о травмирующих, а иногда смертельных последствиях «лечения». Полностью лоботомию запретили в Штатах только в 1977 году.

Генри Киссинджер и Ле Дык Тхо

В 1973 году Нобелевский комитет решил разделить премию мира между Генри Киссинджером, госсекретарем США, и Ле Дык Тхо, политическим деятелем Северного Вьетнама. С формулировкой: «за совместную работу по разрешению вьетнамского конфликта».

Несмотря на то, что Киссинджер вел политику «разрядки международной напряженности», в лице общественности он был одним из виновников того, что война во Вьетнаме закончилась не так быстро, как многим того хотелось. Президент Никсон во время выборов 1968 года пообещал соотечественникам, что, придя к власти, закончит бессмысленную бойню и вернет солдат домой. Выполнение обещания растянулось на семь лет, и одной из причин называли нежелание Никсона и Киссинджера «трусливо убегать с поля боя».

С другой стороны, госсекретарь активно участвовал в разработке и достижении Парижского мирного соглашения, так что, когда Киссинджера отметили Нобелевской премией, это казалось логичным.

Но Ле Дык Тхо демонстративно отказался от премии. Он заявил, что с Парижским соглашением война не закончилась: последние войска США покинули Вьетнам лишь в 1975 году.

После вручения этой премии два члена Нобелевского комитета в знак протеста ушли в отставку.

Фриц Габер

Премию по химии вручили ученому, создавшему отравляющие газы, которые использовали во время Первой мировой войны. Фриц Габер лично руководил подготовкой газовой атаки при Ипре 22 апреля 1915 года (кстати, вместе с тремя другими будущими нобелиатами Джеймсом Франком, Отто Ганном и Густавом Герцем). Словно ложку к обеду, премию вручили Габеру в 1918 году.

Но не за жертвы, а за действительно полезное открытие: синтез аммиака из водорода и азота. Благодаря Габеру появились дешевые удобрения: они помогли сельскому хозяйству, пришедшему в упадок после войны.

Широко известно одно выражение Габера: «Во время мирного времени ученый принадлежит миру, но во время войны он принадлежит своей стране». Некоторые биографы ученого считают, что жена Габера (тоже перспективный химик) застрелилась именно из-за 5000 погибших в облаке хлора, выпущенном будущим лауреатом Нобелевки.

В 1920-х годах химик продолжил изучение отравляющих веществ и создал новое смертоносное оружие, «Циклон Б». Его основой стала синильная кислота. В 1946 году покончил с собой сын ученого, Герман, не сумев справившись с осознанием масштаба катастрофы, созданной отцом.

На все критические нападки химик отвечал просто: «Смерть есть смерть, неважно, отчего она наступила». Несмотря на демонический облик автора взрывчатых и отравляющих составов, благодаря Габеру и его удобрениям сейчас имеет возможность есть каждый день примерно половина населения Земли.

Аун Сан Су Чжи

Еще один «волк в овечьей шкуре». Тот случай, когда жертва режима, получив власть, неожиданно для всех обрушила силу на целый народ. Су Чжи в начале 1990-х была лидером оппозиционной партии Мьянмы «Национальная лига за демократию», которая победила на выборах.

Военная хунта страны объявила выборы недействительными, а Аун Сан Су Чжи посадила под домашний арест. Женщина провела в заточении 15 лет, ей запрещали встречаться с соратниками по партии, с членами семьи и, разумеется, с журналистами.

В 1991 году Нобелевский комитет присудил узнице премию мира, которую на сцене приняли из рук председателя Норвежского комитета сыновья Су Чжи.

Освободили ее лишь 13 ноября 2010 года, после многочисленных ходатайств самых солидных мировых политиков: президента США Барака Обамы и Генерального секретаря ООН Пан Ги Муна. После освобождения ее с почестями встречали по всему миру, героическая история стала основой для фильма «Леди» Люка Бессона, а для всего мира Аун Сан стала символом непреклонного отказа от насилия ради мира и добра.

Сейчас нобелиатка — одна из главных политических фигур в стране и пользуется фактически неограниченной властью. Тут-то и началось. В 2016 году в Мьянме стали преследовать и физически уничтожать мусульман народности рохинджа.

Что точно происходит в штате Ракхайн, мало кому известно: правительство страны блокирует информацию. То какие-то буддисты рассказывали о зверствах мусульман, то пара журналистов, тайком пробравшись на территорию, на которой действует военное положение, передала агентству Reuters жуткие снимки расправы над этническими меньшинствами. Более 700 тысяч человек сбежали из Мьянмы в Бангладеш. Многие считают, что политику геноцида фактически одобрила лично Аун Сан Су Чжи. В адрес Нобелевского комитета даже поступали требования отозвать врученную ей премию, но обратного действия награда не имеет.

Павел Телешев
4 апреля
В контексте
Подписаться на рассылку
0 комментариев
Войти:
Ваш комментарий…
н а в е р х   н а в е р х   н а в е р х