Радмила
Хакова
5 апреля
Если верить, что жизнь конечна (не самая популярная версия в нашей палате, но допустим), есть идея перепридумать её с конца.

Если перематывать пленку с последнего дня (все в черном и плачут, играет оркестр) к сегодняшнему — какое это кино?

Не с начала вперед, как принято: школа, университет, армия, свадьба, квартира, дети; школа детей, университет детей, свадьба детей, квартира детей, внуки; школа внуков — смерть, а с конца.

Сколько вам лет? А сколько вы собираетесь жить? Понятно, что план не работает, когда приходит цунами, но если не полагаться на чрезвычайный и несчастный случаи?

Пусть вас никогда не собьет машина, у вас не обнаружат сложных заболеваний, самолет, в котором вы летите в отпуск, не упадет, балкон под вами не рухнет, парашют раскроется, акула окажется беззубой — и ничего непредвиденного, несовместимого с жизнью, с вами не случится. Сколько тогда? 80 лет? 90? 100? Мой бывший шеф Владимир Яковлев в проекте «Возраст счастья» изучает возраст — и у него есть конкретные, аргументированные статистикой доказательства: мы стали жить дольше (и лучше).

Я бы хотела жить долго, минимум сто лет (прецеденты есть, значит, это возможно и для меня, я оптимист). Я не курю и не злоупотребляю алкоголем — это увеличивает мои шансы. Я перестала есть сахар и занялась спортом (физкультурой), и думаю, это тоже удлинит мою жизнь. Я принимаю витамины (включая D, так как я живу не в самой солнечной стране), регулярно сплю, периодически дышу относительно свежим воздухом. В общем, я не вижу никаких критических препятствий тому, чтобы жить сто лет.

Мне 35, то есть впереди 65 — неплохо. 50 будем считать серединой (сильна в математике). К середине мне хотелось бы подойти мамой одного-двух разумных (уже несколько повзрослевших) детей. Производство и воспитание детей — вопрос, в котором имеет смысл немного ускориться. Не потому, что после тридцати не рожают (рожают), и не потому что у всех подруг уже взрослые дети (не у всех), а потому что мне бы хотелось провести со своими разумными (повзрослевшими) детьми какое-то качественное время вместе. То есть, родить хорошо бы в ближайшие два года. Ок! Что же, я знаю, что делать.

В 50 мне хотелось бы не думать о деньгах, совсем. Только если что-нибудь приятно думать, например, такое: «Эх! Как же это удобно, что деньги всегда есть!». Мне хотелось бы жить в красивом, просторном, уютном доме, в живописном месте, и чтобы родные, друзья и другие интересные люди регулярно навещали меня. Чтобы мы вкусно ели, говорили о важном, обнимались и танцевали.

Имеет смысл озадачиться вопросом пенсии (сейчас), выбором пенсионного фонда и программ, инвестиций в свои будущие выплаты (считай, накоплений), чтобы некоторые деньги после 50 лет (с 65 или в какое-то более раннее время) просто поступали мне на счет, автоматически. Это вообще работает? У меня 15 лет на то, чтобы обеспечить себя пассивным доходом в будущем, а также скиллами, которые сделают меня востребованным специалистом и влиятельной старушкой впоследствии. Как мне прожить эти 15 лет, чтобы не волноваться о деньгах последующие 50?

Знаете, я думаю об этом несколько дней, но это круто меняет (полностью) мое настоящее — так как если оценивать все с точки зрения будущего (важно это для меня глобально или нет), то незначительные вещи просто просвечивают — ты перестаешь париться о мелочах.

Я живу в России, и мне не очень нравится идея прожить здесь всю жизнь. Ничего личного, Россия, просто мир большой, а я любопытная — я видела небоскребы Сингапура, пещеры Бейрута и кое-что еще, но никогда не была на исландских фьордах, в Африке (кроме пляжей Маврикия), не поднималась на Эверест, не видела Гранд Каньон в Аризоне, не встречала кита и жирафов на воле, не засыпала одна под звездами в горах (вдвоем тоже не засыпала), не смотрела на северное сияние, водопад Анхель, извержение вулкана. Мне очень нужна свобода перемещений. Как мне ее обеспечить?

У меня есть профессия, которую в ближайшие годы вряд ли заменят роботы (я пишу человеческие тексты). Чтобы путешествовать, мне стоит озадачиться (сегодня) тем, как мне стать востребованным (квалифицированным, хорошо оплачиваемым) автором в будущем. Какие навыки и экспертизу мне нужно получить сейчас, чтобы мое дело принесло мне удобный способ жить в будущем?

Совершенно очевидно, необходима инвестиция в язык. Так глупо, мамочки: сейчас тебе некогда делать то, что важно — потому что ты делаешь то, что неважно. И как я рада, что заметила это, но не так: «Хоба! Теперь все стало резко круче» — нет. Это работа, направленная внутрь. Мир такой: слушай, вот тебе ситуация. А ты такой: интересно, а зачем? Каждый день я (и ты) выбираю —  сотни раз; и от каждого из этих решений зависит извилистость последующего маршрута. Если ты понимаешь, что хочешь всю дальнейшую (будущую) жизнь говорить с людьми во всем мире, понимать их язык, писать им письма, читать их книги и слушать лекции, — сделай это важным (я говорю это себе, но если на ком-то еще сработает — ура).

Необходима инвестиция в здоровье. Как говорил мне один взрослый и умный друг: «Радмила, все можно, организм терпит любые эксперименты над собой (по закону я не могу тут перечислить эти эксперименты), но — только до 25 лет!». Это он сказал, разумеется, когда мне было 25. Уверена, если бы наш серьезный разговор состоялся в 22 или 27, он сказал бы то же самое, подменив цифры против меня (на самом деле «за»). Я гедонист. Мне нравится получать от жизни удовольствие, и удовольствие часто было связано в моей жизни с чем-то вредным. Ну, без моралите, просто физически вредным: жареным, сладким. Я люблю еду, завишу от нее. Не чувствую удовольствия от дня, если не поела вкусно. Но у меня только одно тело, оно дано мне на всю жизнь. Я не тело (а больше), но оно не может само о себе заботиться и само брать себе полезное. Только я кормлю его, занимаю, двигаю, только я прислушиваюсь (или не прислушиваюсь) к нему. Тело — оболочка, которая дает мне многое испытывать, чувствовать и переживать, осязать, обонять, трогать, обнимать, наслаждаться. Мое тело может быть сильным и гибким. Мое тело может произвести человека. Тело дает мне развивать себя, но если я не развиваю его — само по себе, без развития, оно увядает. Я хочу жить: очевидно, мне нужно мое тело сильным, поэтому я выбираю заботиться о нем прямо сейчас — другой культурой питания, движения, другим отношением к нему, как к важному для меня ресурсу. Важно: я хочу сделать это (и делаю) без насилия над собой.

Если смотреть на жизнь в обратной перемотке — не с конца, а даже с середины, отматывая ее к моменту «сейчас», становятся видны по-настоящему важные (простые и важные) желания.

Я хочу, чтобы моя семья все эти годы (столько, сколько их будет) знала, как она важна для меня. Чтобы она стала больше, я могу дать жизнь новым людям этой семьи. Я хочу быть здорова (не только для этого, я вообще этого хочу), хочу чувствовать свою силу. Я хочу быть свободна в перемещениях по миру (и в общении тоже). Заниматься интересным. Чтобы мои друзья оставались моими друзьями. Чтобы мне было безопасно, уютно, радостно и красиво. И еще — увидеть кита, северное сияние, Большой Каньон (а, это тоже — в свободу перемещения). Еще кое-чего хочу, но мечты есть мечты, не каждую опубликуешь в пятницу.

Звучит просто, не правда ли.

Звучит, будто некогда заниматься чем-то другим: соглашаться на неподходящую работу, бояться, осуждать или бояться осуждения, отвечать на глупости или просто ненужное.

Звучит, будто для всего важного в твоей жизни есть нужное и подходящее время, которое начинается сейчас.

Радмила Хакова
5 апреля
В контексте
Подписаться на рассылку
1 комментарий
Войти:
Ваш комментарий…
  • Екатерина Маловик
    Екатерина Маловик 7 апреля 14:29
    Чудесный текст! Содержательный. И полезный.
н а в е р х   н а в е р х   н а в е р х