Анна
Векшина
14 мая
Если прочитать эти книги — есть шанс заглянуть в чужой помутившийся разум. Некоторые из них созданы по реальным биографиям людей с расстройствами личности. Авторы других испытывали описанное на себе. Мрачное, но увлекательное чтение.

Публика, не сталкивавшаяся близко с проявлениями психических расстройств, часто склонна их романтизировать. Неизменно высок интерес к героям-психопатам или маньякам. Во-первых, это хоть какой-то способ пощекотать нервы, пока едешь в офис к 9 утра, а во-вторых — шанс заглянуть в голову того, кто воплощает в жизнь твои самые страшные мысли.

«Записки сумасшедшего» (Николай Васильевич Гоголь, 1835)

Старая и очень недобрая классика, особенно актуальная сегодня: вот к чему может привести чиновничья служба в России. Главный герой истории, Аксентий Иванович Поприщин, сначала доверяет своему дневнику описание нелюбимой службы и нежных чувств к директорской дочери. А потом переходит на хардкор: разговоры с собачкой, 43 апреля и королевскую мантию. Как раз тот случай, когда Гоголя много не бывает.

«Бойцовский клуб» (Чак Паланик, 1996)

Жестокая классика девяностых: от лица ничтожного консультанта по страховым выплатам ведутся рассуждения об обществе потребления и рассказывается о попытках выжить в мире, где никто никому не нужен. Бессонница, неадекватная знакомая Марла с суицидальными наклонностями и посещение терапевтических групп для людей со страшными заболеваниями, чтобы напомнить себе: бывает и похуже. Но все меняется, когда приходит он —  Тайлер Дерден. Даже если вы уже смотрели фильм Дэвида Финчера, то не поленитесь прочесть роман: там совсем другой конец.

Кадр из кинофильма «Бойцовский клуб»

«Странная история доктора Джекила и мистера Хайда» (Роберт Льюис Стивенсон, 1886)

Однажды многоуважаемый доктор Джекил заперся в своем кабинете и начал общаться со своими домочадцами странным голосом. Что было потом — узнать рекомендуем, а еще заметим, что викторианская мораль и потрясающая архитектура холодного Лондона — отличный фон, идеально оттеняющий раздвоение личности.

Множественные умы Билли Миллигана (Дэниел Киз, 1981)

Раздвоение — детский лепет по сравнению с тем, о чем рассказывает эта книга. Как вам 24 личности в одном теле? Рассказ на основе реальной истории — о   том, как в одной голове уживаются англичанин-интеллектуал, суицидент, 19-летняя лесбиянка, брутальный торговец наркотиками и еще пара десятков человек.

Все началось с того, что в 1977 году в университетском городке штата Огайо изнасиловали трех женщин. Материалами для книги стали рассказы самого Миллигана и его адвокатов.

Билл Миллиган

«Коллекционер» (Джон Фаулз, 1963)

Страсть к коллекционированию бабочек у взрослого одинокого мужчины не всегда бывает безобидной. История рассказывается в книге дважды: со стороны жертвы и насильника. Можно выбрать то, что больше понравится.

«Американский психопат» (Брет Истон Эллис, 1991)

Главный герой романа — Патрик Бэйтмен, выпускник Гарварда, звезда Уолл-стрит и маньяк-убийца по совместительству. Подробное описание модного гардероба идет вперемешку с описанием маструбации в ванной и убийством китайского мальчишки-курьера. Бонус — ожившие декорации Манхэттена 80-х и коктейльные вечеринки в обществе женщин с низкой социальной ответственностью.

Эллис гарантирует: после прочтения вы будете еще некоторое время шарахаться от мужчин в дорогих костюмах.

«Под стеклянным колпаком» (Сильвия Платт, 1963)

Эстер Гринвуд — талантливая девушка из пригорода Бостона, которая выигрывает литературный конкурс и получает стажировку в престижном нью-йоркском журнале. Кажется, что можно есть жизнь столовой ложкой, но кое-что пошло не так. И вот она уже несколько дней не меняет одежду и не моет голову.

История депрессии, борьбы с предрассудками Америки пятидесятых годов и с самим собой. Пока читаешь, невозможно забыть, что сама Сильвия Платт покончила с собой.

«Норма» (Владимир Сорокин, 2002)

Не включить сюда пятую часть дебютного романа Сорокина было бы просто преступлением. Хроника обыкновенного безумия разворачивается в письмах безымянного старика к своему родственнику, в которых он сначала подробно рассказывает о садовых работах, ремонте крыши и граблях, а заканчивает проклятиями интеллигенции, угрозами, матом и переходит в бессвязные страницы с одной только буквой «а» в строчках.

«Прерванная жизнь» (Сюзанна Кейсен, 1993)

Еще одна автобиография в стиле «Убей себя, если сможешь». В 1967 сама Кейн попала в госпиталь с глубокой депрессией. Ее состояние было диагностировано как пограничное расстройство личности. Психиатры помогли писательнице победить суицидальные мысли только через полтора года.

Роман экранизировали в 1999 году. Кстати, сравните фотографию самой Кейсен и Вайноны Райдер.

«Записки психопата» (Венедикт Ерофеев, 2000)

Текст читать сложно: виной всему не всегда внятная речь, пренебрежение синтаксисом и, по выражению самого Венедикта Ерофеева, «неожиданные лексические обороты». Поток сознания с размышлениям об алкоголе, онанизме, советской власти и важными сообщениями типа «Вечером 26-ого я уже переехал Полярный Круг, совершенно не вспоминая об утраченном кумире».

Для особенно глубокого погружения можно сесть в электричку до Петушков — так сказать, совместить.

Анна Векшина
14 мая
В контексте
Подписаться на рассылку
0 комментариев
Войти:
Ваш комментарий…
н а в е р х   н а в е р х   н а в е р х