Фотография: Паша Тихонов
Алсу
Гусманова
24 апреля
Владельцам автомобилей со знаком «Инвалид» начали выписывать парковочные штрафы. По их жалобам дело рассматривалось в Вахитовском суде Казани. Но пройти в зал заседаний смогли не все — приставы отказались пускать собаку-поводыря. Рассказываем всю историю.

В конце января 2019 года Флере, маме незрячей Диляры Залялиевой, пришло извещение о штрафе за парковку на две с половиной тысячи рублей. Чуть позже — еще одно. Как так получилось, она поняла не сразу — на ее машине установлен специальный знак, что автомобиль принадлежит человеку с инвалидностью или его родственнику. Номер внесен в реестр, благодаря которому владельцев таких машин не штрафовали, даже если специальные места для них были заняты, и им приходилось оставлять машину на обычных. А это, как говорит Флера, случается слишком часто.

Все изменилось в ноябре прошлого года. И только в середине зимы мама Диляры узнала о нововведениях. Теперь ей и остальным казанцам с таким же желтым знаком на машине придется платить штрафы наравне со всеми.

«Ваше место у столба с инвалидным знаком, а иначе —  платите»

Флера Залялиева

Почти каждый день Флера Залялиева привозит дочь в Приволжский федеральный университет. Диляра учится в магистратуре, она — будущий преподаватель русского языка и литературы. Больше пяти лет поет и играет в ансамбле «НеЗаМи». В группе еще трое человек: Булат Минуллин, Володя Ненастин и Вадим Чагин. Все они — незрячие.

Диляру повсюду сопровождает собака-поводырь. Пока она только учит маршруты, поэтому мама продолжает встречать и провожать дочь туда, куда надо. Диляра ведет активную жизнь: часто бывает в театре, на репетициях, на учебе. Все эти места находятся в центре Казани. И именно здесь возникают самые большие проблемы с парковкой.

 — Когда я привозила Диляру в университет и место для инвалидов было занято, я парковалась там, где свободно — устанавливала специальный знак и уходила, не переживая. В январе я получила первый штраф на 2 500 рублей. Сначала даже не поняла, за что, пока не увидела формулировку.  

В тот день на ближайшей к университету парковке на улице Парижской Коммуны место для инвалидов кто-то занял. Встала на свободное, чтобы высадить Диляру и отвести в здание. Я даже не предполагала, что реестр уже отменили. Тем более, рядом с местом для инвалидов поставили забор, и парковаться там очень неудобно. Либо придется ударить дверь об забор, либо Диляра должна выйти на проезжую часть, при этом собака боится машин и не идет. Естественно, за те 15–20 минут, которые даются бесплатно, я не успеваю вернуться к машине.

За первым штрафом последовал второй. Такие же «письма счастья» пришли мамам других участников ансамбля — Юле и Татьяне. И тоже не по одному разу. Тогда и выяснилось: еще с первого ноября исполком Казани аннулировал реестр парковочных разрешений. По нему, люди с инвалидностью могли спокойно парковать машину на любом удобном месте, если то, что полагается им по закону, уже занято. А теперь нужно платить на общих основаниях. Флера, Юля и Татьяна были в ужасе — с начала изменений прошло почти полгода, а на учебу и репетиции они возят детей каждый день. Значит, штрафы могут приходить еще и еще.

— Руководитель нашего ансамбля «НеЗаМи» Дмитрий Андреевич Бикчентаев сказал, что оплачивать ничего не надо — что-нибудь решим. В итоге написали коллективное письмо депутату и председателю местного отделения «Всероссийского общества инвалидов» Рифату Ганибаеву. Потом пришли и объяснили ситуацию, а он сказал, что не в курсе ликвидации реестра. Проблему он озвучил во время заседания в Правительстве, и нам пришли письма от исполкома Казани. Там написано, если вкратце, что ваше место у столба с инвалидным знаком, а иначе — платите. Все это — на трех листах...

Тогда Татарстанская региональная организация Всероссийского общества слепых прислала Флере, Юле и Татьяне шаблоны писем, которые подготовил адвокат. По этим шаблонам они написали жалобы, чтобы отменить штрафы. Дело дошло до суда.

«Она испытала огромное унижение в тот момент»

Дмитрий Бикчентаев, Владимир Ненастин, Булат Минуллин, Диляра Залялиева и Вадим Чагин. Фото Фарида Губаева

Дмитрий Бикчентаев — российский композитор, автор-исполнитель, создатель и руководитель ансамбля «НеЗаМи». В 2013 Дмитрий Андреевич объединил своих учеников по игре на гитаре в музыкальный коллектив. Они много выступают и периодически становятся лауреатами всероссийских фестивалей. Бикчентаев заботится о них не только во время гастролей. На его странице в соцсетях 17 апреля появился резонансный пост:

«Сегодня незрячую Диляру Залялиеву с собакой-поводырём не пустили в Вахитовский суд Казани на слушание, касающееся и её тоже, аргументируя , что вход с животными невозможен. Культурные Слова у меня относительно «правосудия» на этом закончились».

Это произошло через неделю после того, как мамы участников ансамбля отправили жалобы. Вместе с ними в Вахитовский районный суд на первое слушание пошли Диляра Залялиева и Дмитрий Андреевич. Она — как фигурант истории о штрафах, он — чтобы поддержать.

С Дилярой, как обычно, была собака-поводырь. При ней — намордник и паспорт. В паспорте указаны законные права: такую собаку должны беспрепятственно пускать во все общественные места. Но охрана сослалась на внутренний регламент, запрещающий вход в здание с животным. То же самое сказал и зампредседателя Вахитовского суда Дамир Гадыршин. Свое «нет» он передал из кабинета, ни разу не спустившись вниз. Диляра вместе с собакой и Дмитрием Андреевичем остались в коридоре.

— Это специально обученные собаки, и они являются глазами незрячего человека. Когда мы сидели и ждали решение судьи, Диляра все время говорила и говорила. Потом призналась, что много говорит, чтобы не разрыдаться. Она испытала огромное унижение в тот момент. Ее — человека с инвалидностью — лишили права войти в суд.

Диляра Залялиева ждет решение суда. Фото Дмитрия Бикчентаева

В этот же день в суде проходила презентация книги «Вахитовский районный суд города Казани: дела и люди».

Штрафы за парковку Юлии Минуллиной и Флере Залялиевой отменили. Татьяна Ненастина ждет вызова на слушание.

«Ее бы проводили до зала суда, она бы села на лавку, процесс бы пошел»

Через два дня после заседания, 19 апреля, Вахитовский районный суд объяснил свою позицию «Площади Свободы». За комментарием мы обратились к пресс-секретарю суда Татьяне Саловой.

— Им было предложено оставить собаку в вестибюле суда под присмотром судебных приставов. Пристав бы проводил ее в зал судебного заседания, который специально для нее выделили на первом этаже. Помимо этого, с ней были сопровождающие: мама и мужчина. Распоряжение не впускать с собакой дал исполняющий обязанности председателя суда, потому что они к нему обратились за разрешением. Я не думаю, что была бы проблема, если б пристав проводил девушку до зала судебного заседания.

— А где бы тогда оставили собаку? На улице?

— Нет, на улице ее никто оставлять не собирался. В любом случае собака считается имуществом девушки, и без присмотра животное не было бы. По регламенту Вахитовского суда, предусмотрен запрет на присутствие животных в здании.

 — Вместе с собакой был паспорт, а по законам России собака-проводник может беспрепятственно находиться в общественных местах, при наличии всех подтверждающих документов. Почему это не учитывалось?

 — В общественном месте — да, но не в здании суда. В нем есть утвержденный председателем суда регламент работы суда, и по нему предусмотрен запрет на присутствие животных в помещениях Вахитовского районного суда.

 — То есть собака-проводник не исключение?

 — Нет, она же животное. Девушку было предложено проводить, а с собакой кто-нибудь постоял бы рядом. Ее никто одну не оставил бы. И собака ей для участия в процессе, я думаю, не была нужна. Ее бы проводили до зала суда, она бы села на лавку, процесс бы пошел.

 — А это не считается нарушением прав человека?

 — В данном случае нет.

Но юрист и специалист по доступной среде Ильнур Хамидуллин с аргументами пресс-секретаря Вахитовского суда не согласен:

 — Во-первых, это не режимный военный объект какой-то, а объект социальной инфраструктуры, государственное учреждение. Туда любой человек может прийти в качестве слушателя на открытое судебное заседание, поэтому суд тоже считается общественным местом. Во-вторых, обычным животным можно назвать обычную собаку, но собака-проводник по сути приравнивается к техническому средству реабилитации. Это как костыли или коляска с электроприводом для инвалида-колясочника, чтобы он мог самостоятельно передвигаться по городу. Так и собака-проводник — она помогает незрячему свободно перемещаться, знает нужные маршруты. Ее нельзя пускать только в медучреждения, где сдают анализы и нужна стерильность, но при этом там должна быть оборудована специальная комната для нее. Это в-третьих.

Поэтому во внутренних документах приказом в Вахитовском районном суде должна быть выделена спецкомната, где незрячий человек может оставить собаку до своего возвращения с заседания. Но не оставлять собаку в коридоре ни в коем случае. Многие судьи не очень хорошо знают 181-й закон, статью 15 о соцзащите инвалидов. Просто редко сталкиваются с ними на практике.

Конкретно в этой ситуации есть элементы дискриминации, так как девушку ограничили в праве на беспрепятственный доступ. По закону за это предусмотрена административная ответственность, которую должен нести собственник здания.

По словам Ильнура Хамидуллина, в Казани для людей с инвалидностью более или менее доступны только два здания суда: Верховного и Ново-Савиновского. То есть пятая часть от общего количества судов в городе.

«За активную жизнь инвалидам придется платить еще больше»

Пока Флере Залялиевой не до разборок с Вахитовским судом. Первое слушание по делу о парковочных штрафах она выиграла, но это только начало:

 — Пока проблема не решится на высшем уровне — реестр не восстановят или вообще не отменят правило, по которому инвалидам нельзя бесплатно парковаться на любых местах — все будет продолжаться. Потому что специальных мест не хватает, и в любом случае приходится вставать на свободные. Но платить за это баснословные штрафы у меня нет денег, потому что я не работаю, а вожу Диляру. У меня нет ни мужа, ни родственников, которые могли бы помочь, забрать и привезти ее куда надо. Бывает, что я сижу в машине и жду ее, потому что не знаю, будет следующая пара или нет. Государство платит мне 5 500 в месяц. Как раз хватит на два штрафа.  

Сейчас в городе около 220 парковочных мест для инвалидов — это 10% от общего числа мест на муниципальных парковках. Но проблема в том, объясняет Флера, что даже на них люди без инвалидности спокойно ставят свои автомобили. В какой-то момент она фотографировала номера этих машин, но так ни разу никуда не отправила — было жалко нарушителей.

В музыкальном колледже на Жуковского, куда Флера возит Диляру постоянно, есть одно спецместо на парковке. Во время репетиций участники ансамбля собираются все вместе. Получается, что теперь только один из их родителей имеет право припарковаться рядом с колледжем бесплатно. А зимой, рассказывает Бикчентаев, это место завалено снегом. Такая ситуация повторяется и в других частях города.

10% парковочных мест для людей с инвалидностью — этого не только недостаточно, они еще и распределены неравномерно, говорит Дмитрий.

 — Возьмем пример с гипермаркетом Castorama в Казани. Там порядка 65–70 таких парковочных мест. Это пять первых рядов рядом со входом. Никогда в жизни столько людей с инвалидностью там не соберутся! Даже десятая доля не соберется. Посетители видят, что эти места пустуют, и паркуются, а город этим пользуется. Тут же подъезжает эвакуатор, и забирает авто нарушителя.

Похожая ситуация — и в аэропорту. Меня умиляет количество мест, отведенное инвалидам. Само собой, на них встают другие машины. Но при этом в отчете по городу указано среднее количество парковочных мест для людей с инвалидностью. Но где они чаще всего бывают: в аэропорту или в центре города? Где находятся выставочные и концертные залы, музеи, университеты? Получается, что за активную жизнь инвалидам придется платить еще больше.

Татарстанское отделение Всероссийского общества слепых посоветовало мамам незрячих музыкантов обратиться в местное Министерство соцзащиты. 19 апреля они отправили письмо на имя заместителя министра труда, занятости и социальной защиты Аделя Мубаракшина. Сегодня 24 апреля. Ответ еще не пришел.

Алсу Гусманова
24 апреля
В контексте
Подписаться на рассылку
0 комментариев
Войти:
Ваш комментарий…
н а в е р х   н а в е р х   н а в е р х