И с т о р и и Щ

Казанский педагог несколько лет совращал подопечных девочек. Так говорят они сами, вот лишь часть историй

Елена
Догадина
5 февраля
Как минимум с 2013 года казанский педагог и тренер школьных команд по интеллектуальной игре «Что? Где? Когда?» Айрат Мухарлямов, по словам героинь статьи, спаивает и домогается учениц, предлагает им секс, на отказ угрожает лишить доступа к соревнованиям, а в некоторых случаях дело доходило и до сексуального насилия. Только семь девушек согласились говорить с «Площадью Свободы». Сами они уверены, что пострадавших — десятки, а продолжается все это не менее 10 лет — с тех пор, как Мухарлямов окончил педагогический университет и вышел на работу. Последние из пострадавших все еще несовершеннолетние.

В тексте будут упоминаться три учебных заведения — лицей, школа и гимназия. Для сохранения полной анонимности несовершеннолетних мы будем указывать рядом с историями детей только слово «школа».

Исправления в статье: В первоначальный заголовок добавлены слова «Так говорят они сами». В лид статьи добавлены слова «по словам героинь статьи». Это сделано в целях соблюдения презумпции невиновности. Изменения внесены 5 февраля в 12:17.

Глава 1. Три нюанса. Марина, Алиса, София

День 1: Марина и «хороший мальчик со странностями»

27 октября 2017 года Марина (имя изменено по просьбе героини, — прим.ред.) с командой ехала в поезде на соревнования по интеллектуальной игре «Что? Где? Когда?» (далее ЧГК, — прим.ред.) в город Чебаркуль Челябинской области.

Вечером в поезде девушка и вся команда пили алкоголь, предварительно купленный тренером — Айратом Мухарлямовым. Набравшись смелости, шестнадцатилетняя Марина решила спросить у тренера, как он решает конфликты в отношениях: за день до поездки ее парень объявил ей, что у них теперь свободные отношения. 32-летний тренер поддержал беседу и начал утешать девушку, говоря, что все будет хорошо, и обнимая ее. В итоге она расплакалась у него на плече.

Марина не заметила, как они с Мухарлямовым остались вдвоем: все разошлись, а одна из сопровождающих — студентка Полина забралась на верхнюю полку. Чтобы не шуметь, они легли на его полку и продолжили разговаривать. Через какое-то время тренер поцеловал девушку, начал обнимать, трогать за грудь, лезть ей в трусы и сказал: «Сделай мне минет».

Она отказалась, в том числе упомянув разницу в возрасте. Мухарлямова это не устроило, он продолжил уговаривать девушку, взял ее руки и положил себе на член. В это время Марина почувствовала, что ей нехорошо от выпитого алкоголя, вырвалась и ее стошнило в тамбуре. По дороге к своему месту ей пришлось пройти мимо тренера, он позвал ее, но она проигнорировала и легла спать.

Утром Марина подумала, что все закончилось и это было просто неудачным подкатом тренера, который она готова забыть. Она еще не знала, что Айрат Ринатович ведет себя подобным образом много лет и пригласил ее с подругами «не просто так».

Айрат Мухарлямов — тренер одной из школьных сборных по ЧГК в Казани, в Татарстане. Пресса называет его «главным тренером казанских команд».

Раньше он искал девушек в поездки аккуратно, но в последние годы почти не осталось учеников, которые не слышали хотя бы каких-то историй о домогательствах и приставаниях с его стороны, а в среде школьного ЧГК давно есть мем «Берегите детей», где лицо маньяка заменено фотографией Мухарлямова. Подруга одной из пострадавших рассказала, как он заходил к ним перед соревнованиями и всей команде открыто говорил: «У меня давно ничего не было. Если я не найду себе такую девушку в поездку — мы не едем на соревнования».

журналисту прислала это мем Алиса, одна из пострадавших девочек
Журналисту этот мем прислала одна из пострадавших девочек

Айрат сам пригласил Марину и двух ее подруг поехать на соревнования в Чебаркуль. Девочки были начинающей командой, ни разу не участвовали в серьезных турнирах. Но Мухарлямов предложил им добавить трех своих игроков, лишь бы они согласились на поездку.

Самому Мухарлямову дополнительные игроки не были нужны — в его распоряжении десятки школьников из трех учебных заведений. Тем не менее он обратился к девочкам не из «своей» школы. Перед поездкой много раз оговорил, что едет не как их педагог, не отвечает за них, и вообще он просто сопровождающий, не несущий никакой ответственности.

У него действительно была возможность возить на соревнования кого угодно — до определенного момента он был не просто тренером, но и одним из организаторов всех школьных турниров по ЧГК в Татарстане. Те, кого он тренировал, могли записываться на турниры, узнавать время и место тренировок, сдавать деньги только через него. Его ученики уточняют, что можно тренироваться не только у него и задавать вопросы не только ему, но о других тренерах они узнавали обычно уже через Айрата. Он «официальный тренер», получающий за это зарплату, в отличие от почти всех других в городе, занимающихся этим в качестве хобби.

По образованию Мухарлямов учитель истории. В 2008 году закончил факультет исторического образования в Татарском государственном гуманитарно-педагогическом университете. С 2011 по 2014 проходил курсы повышения квалификации в Институте психологии и образования в КФУ.

В октябре 2010 года (и по сегодняшний день) стал работать руководителем Брейн-клуба в 19 гимназии, с 2014 — педагогом дополнительного образования в лицее-интернате имени Лобачевского при КФУ, с 2015 по 2016 — тренером по ЧГК на полставки в МАОУ «Школа №39». Все они входят в рейтинги «лучших учебных заведений Казани» в своих категориях и считаются элитными.

В 2016 он начинал работать тренером по ЧГК еще и в подростковом клубе «Лимонад», но в ноябре того же года его уволили. Предположительно за то, что пил с детьми алкоголь.

Одногруппники отзываются о Мухарлямове как о «хорошем мальчике со странностями, который за 5 лет учебы ни с кем не встречался, хотя девушки проявляли к нему интерес». Говорят, что сейчас он избегает общения со всеми, с кем учился, вплоть до того, что переходит на другую сторону улицы, если видит бывших сокурсников.

На педагогической практике у него были проблемы в выстраивании коммуникации с детьми: «Не мог удержать внимание класса, мямлил и стеснялся, один раз на него наехали девятиклассники и почти довели до слез прямо на уроке».

Мухарлямов регулярно всплывает в казанской новостной повестке по ЧГК, отчитываясь о поездках и результатах своих подопечных из всех трех учебных заведений. По словам детей, у него есть свободный доступ в школы и возможность брать ключи от любого кабинета.

По словам директора лицея им. Лобачевского Елены Скобельцыной, это не так, и кабинет, в котором пройдет какое-либо занятие, заранее определяется завучем. Она рассказала, что чаще всего тренировки Мухарлямова проходят в актовом зале со стеклянными дверями.

Директор школы №39 Галина Назипова, в которой Мухарлямов не работает уже два года и работал всего год, сообщила, что у них все дополнительные занятия проходят в здании старого музея на территории школы. По словам учеников этой школы, от этого здания у тренера есть ключи, и он регулярно водит туда учеников пить. Они рассказывают, что Айрат создает им комфортные условия и покупает любой алкоголь.

В 2013 году в Татарстане обсуждалась инициатива создания сети элитных школ-интернатов для одаренных детей. Психологи в одной из статей высказывались о подобной идее неодобрительно, так как изоляция часто действует на детей негативно, и предупреждали, что педагогов в такие учреждения нужно будет отбирать очень тщательно. Мухарлямов прокомментировал ту статью так: «Идея интересная, сам работаю в нескольких школах: как в обычных, так и в школах более высокого уровня. Дети кардинально друг от друга отличаются, то что является очевидным и понятным для одаренных, удивляет обычных. Давно пора начать потихоньку разделять школы: люди к сожалению рождаются неравными в интеллектуальном плане» (пунктуация сохранена — прим.ред.).  

День 2: Нужно установить командный дух

На следующий день Марина с командой приехали в Чебаркуль. Мухарлямов собрал детей в своей комнате и предложил «установить командный дух» — допить алкоголь, оставшийся из поезда. Он запер дверь и открыл для подростков бутылку водки.

К девяти вечера, когда все разошлись, тренер зашел за Мариной в ее комнату и сказал, что им «нужно обсудить вчерашнее».

В своей комнате Мухарлямов начал извиняться: «Я хочу извиниться за вчерашнее поведение. То, что было в поезде, получилось некрасиво по отношению к тебе. Но пойми меня тоже, мне было плохо, тебе было плохо, я хотел, чтобы нам двоим было лучше, чтобы тебе было лучше, чтобы мне было лучше», — девушка вспоминает, что после этого он начал рассказывать, «какой он несчастный, что его надо пожалеть».

Марина привела нам диалог с Мухарлямовым, как она его запомнила:

— Мне 31, я до сих пор живу с родителями, у меня нет ни машины, ни жены, ни девушки. У меня ничего нет. Я такой несчастный.

— Ну ладно, Айрат, все хорошо. Давай так сделаем: я просто никому не буду говорить. Я могу просто на это забить и забыть.

— Нет, я так не могу, ты мне так нравишься. Я позвал тебя в эту поездку, потому что надеюсь на продолжение, — Марина добавляет, что он постоянно говорил о каком-то продолжении. — Ты мне нравишься как девушка, у меня давно ничего не было.

— Что ты мне затираешь, ты постоянно рассказываешь истории с тренершами из других городов, постоянно рассказываешь, как ты кого-то разводишь на секс. Тебе есть с кем. Вот тебе Чебаркуль, найди себе кого-нибудь взрослого, перепихнись, я-то тут причем.

— Нет-нет-нет, я хочу именно с тобой.

В итоге он снова попросил Марину «отсосать ему», но на этот раз: «Он сложил руки в мольбе и жалобно повторял "пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста" с щенячьими глазами», — вспоминает она. Говорит, что не помнит, что именно ему ответила, но ушла из комнаты.

День 3: Девочки, которые все знают

Весь следующий день команда провела на играх: с 8 утра до 11 вечера. В корпусе Марина пошла в душ вместе с сокомандницей со стороны Айрата — Юлей.

Юля тогда училась в 11 классе и жила в комнате вместе с Айратом. Марина уверена, что она делала это специально, чтобы держать его на виду, потому что знала о том, как он ведет себя со школьницами.

Марина описывает отношения Айрата с Юлей как «особые»: «Она очень жестко могла его заткнуть. Она просто могла сказать: "Айрат, хватит творить ***** [ерунду]», и он ее слушался. У них такие отношения были, что он как тряпочка ей повиновался».

Марина решила, что Юля знает о поведении Айрата, потому что та подходила к ней и спрашивала: «Слышала, что ты вчера с Айратом была — он к тебе приставал? Не слушай его, не ведись, какой же он ******* [придурок], сколько я с ним ни говорю, ничего в голову ему не идет, забей, не ведись».

Каждый из героев этой статьи отдельно упоминал о девушках, которые точно могут назвать имена других пострадавших, но им категорически нельзя говорить об этом расследовании, потому что они сразу предупредят Айрата.

«Есть девочки, которые все знают. Он знает, что они знают, но при этом он не может им ничего сделать, потому что у них такой характер, что если это коснется их, они начнут кричать об этом повсюду. Он это понимает и боится этого», — на условиях анонимности рассказала девушка из сообщества ЧГК.

Часть этих девушек объединяет то, что они никогда не сталкивались с домогательствами со стороны Мухарлямова, считают себя прямолинейными и жесткими, «знают о нем все», требуют от него говорить им правду, чувствуют ответственность за его жизнь и проблемы, стараются помогать ему их исправлять и не боятся его. Они считают Мухарлямова «взрослым ребенком, глубоко застрявшим в собственных комплексах», который понимает, что ведет себя плохо, но продолжает так себя вести и «отчаянно нуждается в общении с женским полом».

К таким его «подругам», предположительно, относилась и Юля. Но Юля говорит, что не знала о домогательствах и считала это слухами. Интерес Мухарлямова к девушкам старше 16 она называла его личным делом, поскольку это возраст согласия в России, а о девочках младше — не слышала.

Мухарлямов рассказывал Юле, что его как потенциальная девушка интересует Марина. Та советовала ему признаться в своих чувствах или пригласить ее на свидание. О других девушках в той поездке он ей не говорил.

Юля рассказала нам, что жила с Айратом в комнате не потому, что считала его угрозой для девочек, а потому что не хотела жить в общей комнате. Она подтвердила, что защищала Марину, но считала, что происходившее между ними было по обоюдному согласию. Уже после возвращения в Казань, когда Мухарлямов начал мешать команде Марины выступать и отбирать у них сильнейших игроков, Юля решила прекратить общение с Айратом.

Айрат Мухарлямов, фото из его соцсетей

День 3: «Я сделаю вашу команду лучшей, но есть нюанс — сейчас ты должна мне отсосать»

Марина заметила, что Юля забыла в душевой несколько своих вещей и решила их занести. В комнате был только Айрат, который попросил Марину остаться, чтобы «обсудить тактику на завтра».

Мухарлямов сказал, что сегодня был сложный день и завтра будет легче, но им обязательно нужно выиграть — иначе у них не будет призового места. А шансы есть.

«И тут понеслось, — вспоминает Марина. — Он начал затирать про то, какая мы перспективная команда, про то, что он взял нас с собой не просто так, а потому что хочет и дальше нас тренировать, потому что есть потенциал. И именно тот состав, что собран здесь, достаточно результативный, и он хочет с нами работать, чтобы мы приносили ему призовые места. Я говорила: "Да-да, это очень круто. Я хочу, чтобы ты нас тренировал, мы готовы, мы хотим тренироваться"».

Мухарлямов добавил, что хотел бы сделать Марину частью «Казани Молодой» — это его основная, самая известная и титулованная на тот момент школьная команда Казани: «Но смотри, есть такой небольшой нюанс. Я буду с тобой заниматься, я буду вас тренировать, вы станете лучшими в городе, ты станешь лучшим капитаном, вы точно выйдете на ШЧР (Школьный Чемпионат России, — прим.ред.) в этом году. Я тебя буду к этому готовить, но сейчас ты мне отсосешь», — закончил тренер свою мысль.

Марина отказалась, сославшись на то, что у нее есть парень. Мухарлямов ответил, что это не помеха, он просто никому об этом не расскажет. Марина отказалась еще раз, но ему не понравился такой ответ: «Ну ты смотри, подумай, прежде чем отказываться, потому что я ведь злопамятный, я ведь могу вас спокойно отовсюду дисквалифицировать и зачморить вашу команду. Просто пойми, что если так будет, вся вина будет на тебе. И потом ты будешь очень сильно сожалеть, что именно из-за тебя твои ребята находятся в полном говне. И ты сейчас должна повести себя как капитан и подумать, что важнее не для тебя, а для твоей команды».

Марина рассказывает, что эти слова по-настоящему на нее подействовали, она побоялась отвечать сразу резко, поверила, что на ней лежит ответственность за всю команду, которую он правда может больше никуда не пустить. Так что она попросила у него немного времени, чтобы подумать над ответом. Он согласился.

Пока они это обсуждали, Мухарлямов встал, закрыл дверь в комнату и начал целовать девушку. Марина говорит, что в этот момент она не сопротивлялась, не просила его остановиться и отвечала на поцелуи, но не хотела с тренером секса.

Через какое-то время он начал ее трогать: «Он меня лапал, он меня лапал за грудь, он меня лапал за жопу, потом в какой-то момент начал уговаривать: “Ну давай ты мне дашь”. Я говорила: “Нет, Айрат, не дам”. Он тогда: “Пожалуйста, пожалуйста, давай хотя бы в попу”. Я говорила: “Нет, Айрат, и в попу тоже нет”. Тогда он начал: “Что ты со мной делаешь, ты играешь со мной как с котенком, я так тебя хочу, так тебя хочу”. Что-то такое. И он очень серьезно это все говорил. Это я вам сейчас так иронично рассказываю, а он был очень серьезен, когда говорил: “Хватит со мной играться, я весь уже предвкушаю”».

У Марины не получалось прекратить его уговоры, так что когда он остановился и предложил сделать ей массаж, она согласилась. Она надеялась, это означает, что все закончилось. Он постоянно просит сделать ему массаж или предлагает его другим — с этого безобидного действия обычно начинается более тесное знакомство с тренером. Но во время массажа он стянул с нее штаны. Девушка встала со словами: «Что это за хрень!», он схватил ее за плечо, надавил на сухожилие над ключицей, силой посадил обратно на кровать и вплотную приблизился к ней.

«Вот только тут у меня страх проснулся. Я не могла ни крикнуть, ни сказать ничего. Была в шоке, думала, а что сказать-то? Кого позвать?», — вспоминает Марина. В этот момент в здании сработала пожарная сигнализация, рассерженный Мухарлямов ушел проверять, в чем дело. Марина сразу же оделась и убежала в свою комнату.

Примерно через час туда зашел Мухарлямов в обнимку с подушкой: «Юля в моей комнате с Ильнуром (имя изменено, т.к. парень еще несовершеннолетний, но он готов выступить свидетелем, — прим. ред.), мне негде спать. Можно я у вас посплю?». Ильнур — это 17-летний парень 17-летней (на тот момент) Юли.

Марина ничего не ответила тренеру, но ее подруга, 15-летняя Алиса (имя изменено, т.к. девушка еще несовершеннолетняя. Она была готова подать заявление в полицию, но ее отговорила мама, — прим.ред.), радостно воскликнула: «Да, конечно, Айрат, заходи, будем вместе спать!». Мухарлямов вошел, но лег на кровать к молчащей Марине: «Я делала вид, что сплю, отвернулась к стене. Но на самом деле меня колбасило, мне было страшно».

Он сразу же начал трогать Марину за грудь и засовывать руки в трусы, параллельно поддерживая беседу с остальными детьми и смеясь. Марина не хотела поднимать шум — напротив лежала еще одна девочка, восьмиклассница, которая ни о чем не подозревала: «Я же не могу встать и сказать там при всех: “Айрат, убери свои руки у меня из штанов!”. Никто вообще ни о чем не знал! — она говорит, что поэтому тихо попыталась убрать его руки своими. — И тут в какой-то момент Алиса разбегается и прыгает к нам на кровать».

День 3: «Давай ты мне отсосешь, а я тебе блок сигарет куплю»

Алисе тогда было 15, она ничего не знала о происходящем между Мухарлямовым и Мариной. Но когда в комнате все затихли, а Айрат остался у Марины на кровати, Алиса говорит, что у нее «пополз червячок, что он к ней пристает», и она решила «разрядить обстановку». Она крикнула: «А давайте я с вами спать буду», разбежалась и прыгнула к ним на кровать.

Втроем на одноместной кровати было тесно, так что Алиса предложила сдвинуть кровати. Мухарлямов согласился, встал и придвинул Алисину кровать к той, на которой лежал с Мариной.

В этот момент в комнату вошли Юля с парнем. Марина вытащила руку из-под одеяла и незаметно от Айрата и Алисы ногтями вцепилась в ногу Юли. Юля посмотрела на девушку, вышла из комнаты, позвонила Марине, сказала сделать вид, что ей звонит мама, и выйти из комнаты.

В коридоре Юля спросила: «Он что-то сделал?». Марина ответила: «Да». Тогда Юля взяла ее за руку, повела к ним в комнату и предложила спать там. Марина пошла, но через какое-то время подумала, что уйти говорить с мамой по телефону и не вернуться совсем, — выглядит чересчур подозрительно, а девушка не хочет, чтобы он ходил ее искать. Так что она вернулась в общую комнату, легла, но сделала вид, что ей совсем не хватает места, и ушла к подруге на соседнюю кровать.

Так Алиса осталась одна на кровати с Айратом.

«Тут я поняла, что мне уже не весело, спасительница ***** [чертова], но алкоголь начал выветриваться, меня начало клонить в сон, так что я решила просто спать», — вспоминает Алиса. Уже через пару минут Алиса почувствовала, что тренер обнял ее, начал целовать в ухо и говорить: «Ты такая горячая, я так хочу тебя потрогать, дай мне тебя потрогать». Он трогал ее за грудь и засовывал руки в трусы.

«Я не знала, как себя вести в такой ситуации, я попыталась как-то от него избавиться, говорила, у тебя есть своя половина кровати, иди туда. В какой-то момент он вроде остановился, потом снова начал везде лезть, говорит: "У меня на тебя встал". Я полностью его игнорировала и в какой-то момент он сказал: "Ну ладно, не хочешь — не надо", и отвернулся», — рассказывает Алиса. Но прошло всего несколько минут, и Айрат снова заговорил. В этот раз о том, что считает их очень перспективной командой. Этот разговор Алиса поддержала, но тренер ее прервал: «Да, давай поговорим, но тут люди спят уже, давай выйдем в коридор, не будем их будить».

«Я понимаю, как это звучит сейчас, но тогда это казалось резонным аргументом. Так что я сказала: "Окей, но только если о команде будем разговаривать"», — Мухарлямов согласился, и девушка вышла вслед за ним в коридор.  

«Выходим мы, времени было где-то час или два ночи. Никого нет, естественно, все спят. Там было помещение для сушки вещей — пустая комнатка 2 на 2 метра с веревками для одежды. Он меня туда заводит, начинает говорить о команде, а потом вдруг резко замолкает. Я говорю: "Мы что, не будем разговаривать о команде?". Он такой: "Нет, не будем". И начинает говорить про то, какой он несчастный: "Вот у меня просто мама в больнице, у меня никого нет, мне приходится ездить в больницу к любимой маме, что-то с ней случится — я не переживу. У меня нет женщины, которая меня поддержит. У меня так давно секса не было. И вот знаешь, сейчас ты так накалила обстановку. Я не могу ничего с собой поделать. Было бы так хорошо, если бы ты доставила мне удовольствие, хоть что-то бы хорошее сделала"», — так передала Алиса слова тренера.

Алиса говорит, что совершенно не понимала, что происходит и что ей делать, но посчитала, что должна дать тренеру развернутое обоснование для отказа: «Сначала я говорила, что ты тренер, ты намного старше, это вообще неправильно так заставлять делать. Ты же понимаешь что это аморально? Он такой: "Да-да-да, это аморально, но я не могу ничего с собой поделать". В какой-то момент я говорю: "А ты же помнишь, что мне 15?"»

После этих слов тренер остановился: «***** [Невероятно], тебе 15?!» — «Да, ты забыл?» — «Ладно, ладно, всё, раз тебе 15, значит, ничего не будет».

Алиса пошла к двери, но Мухарлямов схватил ее за руку: «А хотя, знаешь, не страшно, что тебе 15, мы же можем оставить это в тайне. Ты же можешь никому ничего не сказать, и никто не узнает, что тебе 15, что я сделал. Давай это будет наш маленький секретик, наша тайна. Я снова говорю: "Ты совсем с ума сошёл?" И тут он встаёт на колени и говорит: «Я тебя умоляю, пожалуйста, Алиса, пожалуйста, сделай это, мне так плохо, я себя так плохо чувствую, мне никогда так плохо не было. Вот ты сейчас сделаешь это, и мне сразу станет так хорошо”».

Алиса говорит, что этот монолог длился очень долго, и она чувствует себя виноватой, что не ушла, но его слова действовали на нее — она ему сочувствовала: «Он так сильно-сильно давит. Я не знаю, почему я не ушла. Мне кажется, что дверь в сушилку он закрыл. Я пыталась уходить, пыталась открывать дверь, но он меня обратно к себе притягивал. В какой-то момент он будто решил, что тактика умолять не работает, встал с колен и сказал: "Слушай, ну раз уж так, давай ты мне отсосешь, а я тебе блок сигарет куплю". Когда я спросила, какого он обо мне мнения, он ответил: "Нет, ну а что, блок сигарет — это не маленькие деньги"». Алиса спросила, каково ему предлагать купить секс у 15-летней, Мухарлямов, по ее словам, возмутился: «Блок сигарет — это другое!».

Алиса описывает свое состояние как транс, на несколько минут ей показалось, что она находится в другом месте, а происходящее нереально. В это время Мухарлямов снял свои штаны, взял руки Алисы и положил их себе на член. Она пришла в себя, отдернула руки, но он силой поставил ее на колени, взял за волосы и начал двигать ее голову к своему члену. Алиса сопротивлялась, но он силой разжал зубы и засунул член в рот.

Секунд через 10 девушка смогла вырваться и убежать. Когда за ней закрылась дверь в комнате, в коридор вышел Ильнур и пошел в туалет. Туда же умыться зашел и Мухарлямов.

Ильнур вспоминает, что был в тот вечер пьян, поэтому не сразу понял, что именно спрашивает у него Айрат, но тот много раз повторил: «Стены здесь тонкие? Стены здесь тонкие? Слышал что-нибудь? И правильно, короче, ты ничего не слышал».

День 4: Утром

Утром, около 5 часов, Марина проснулась и больше не могла уснуть — на односпальной кровати подруги ей было тесно. Она увидела, что Алиса и Айрат спят, а рядом много места, и перелегла туда. Решила, что просто встанет раньше Айрата.

Часов в 7 проснулась Алиса и ушла в душ: «Мне хотелось смыть с лица всю грязь, слезы, косметику. Произошедшее прошлой ночью казалось нереальным, я даже подумала, что это мне просто приснилось».

Когда Алиса ушла, Марина в очередной раз проснулась от холода, укрылась и легла снова, но вскоре почувствовала, что проснулся Айрат: «И меня за плечо так трогает, чтобы проверить, сплю ли я», — Марина не отреагировала, тогда он начал звать ее по имени и гладить. Она продолжила делать вид, что спит, и через какое-то время Мухарлямов отвернулся и начал мастурбировать. Напротив него спала самая младшая девочка в поездке — 13-летняя восьмиклассница.

День 4: Кафе «Одноногий страус», или «Давай обсудим вчерашнее»

Все утро подростки готовились к отъезду. Часам к 12:00 собрались в комнате и решили допить шампанское: познакомились с ребятами из соседней комнаты, играли на гитаре и веселились.

Когда Алиса вышла в коридор, ее за руку поймал Мухарлямов: «Пойдем, обсудим вчерашнее, поговорим». Алиса подумала, что им действительно стоит это обсудить, и пошла за ним в его комнату. Он сразу же запер дверь, схватил ее и начал целовать.

Алиса вырвалась и спросила: «Ты опять меня сейчас домогаться будешь?». «Сейчас — не буду, — ответил тренер. — У меня с собой есть бутылка коньяка. Я купил ее специально для тебя. Он очень дорогой, очень элитный, давай откроем его вдвоем в поезде. Я устрою нам романтический вечер, и я надеюсь на продолжение вчерашнего». «Какой коньяк, какое продолжение, о чем ты говоришь?». «Ну как, ты же начала вчера, должна и закончить. Ты так меня расстроила тем, что ты не закончила вчера. Мне пришлось самому дрочить потом».

«Тут я не выдерживаю и говорю: "Айрат, ты больной!"», — вспоминает Алиса. Он ответил: «Я не больной, у меня справка есть, я не больной, я психологически здоров, я проверялся у врача!». «Это вообще неважно, ты аморальный». Он: «Нет-нет-нет, все, мы с тобой договорились на продолжение в поезде. Я на тебя очень рассчитываю, иначе ты меня разочаруешь».

Марина рассказала, что и у нее в тот же день состоялся подобный разговор с Мухарлямовым. Он отвел девушку в сторону и сказал: «Я, конечно, понимаю, что ты мне уже отказала, ты такая строптивая, но я рассчитываю, что в поезде будет продолжение». Марина попросила тренера оставить ее в покое, он ответил: «Ладно, я тебя понял».

К вечеру команда приехала на вокзал, но до отправления было еще пять часов. Тогда Юля предложила вернуться на такси в лагерь — ехать 20 минут, а там новые знакомые, которых они, скорее всего, больше никогда не увидят. Мухарлямов встретил это предложение очень агрессивно. Девочки вспоминают, что он не скрывал ревности, называл их предательницами, бросающими коллектив. Добавил, что если они поедут к ребятам, то как они будут добираться до Казани — его не волнует. И «он больше нам не тренер и никогда в жизни с нами не поздоровается».

Дети решили не спорить и пошли искать место, чтобы подождать поезд. Нашли только кальянную-кафе «Одноногий страус».

В туалете этого кафе Алиса с Мариной впервые рассказали друг другу о случившемся. Марина говорит, что просто не выдержала, решила выговориться и очень удивилась, когда Алиса начала рассказывать свою историю в ответ.

Когда они вышли, Мухарлямов снова предложил девушкам — в этот раз обеим сразу — «сесть и все обсудить». Марина и Алиса говорят, что к тому моменту очень устали от разговоров и не хотели больше ничего слушать, так что предложили такой вариант — они все забывают и никогда никому не рассказывают, а он их больше не трогает, и тренироваться у него им это не помешает. Мухарлямов отказался, ответил, что не может разделять личное и рабочее, что их личные связи будут мешать работе.

В какой-то момент Марина встала из-за стола и закричала: «Ну что ты хочешь, чтобы я тебе сосала? Вообще без проблем! Вот тут туалет есть в этом кафе, пошли, я это сделаю, только отстань от меня. Хватит!» Тренер сделал вид, что не понимает, о чем речь, и дал им уйти. Марина с ним больше не разговаривала, Алиса в поезде еще пыталась, считала, что им лучше сохранить нормальные отношения, потому что играть в ЧГК и не общаться с Айратом — невозможно.

День 4: «В этой истории я — жертва, они меня соблазнили»

В поезде Мухарлямов переключился на третью подругу — 16-летнюю Софию (имя изменено, т.к. девушка еще несовершеннолетняя, она с родителями готовы говорить с полицией, — прим.ред). Но не успел — она узнала правду раньше, чем что-то произошло.

Тем не менее еще несколько недель потом он писал ей о чувствах и звал на свидания в «лучший ресторан города», который он оплатит. Девушка отказывалась, потому что считала это все шуткой.  

Еще в поезде она слышала, что Айрат и ее подруги регулярно говорят о каких-то «нюансах» — она задавала ему об этом вопросы. Он отвечал: «Ну вот так, влюбился я в вас».

Когда Алиса с Мариной, наконец, рассказали ей, что случилось с ними, София написала Мухарлямову сообщение: «Я все знаю». Он переспросил, что именно и от кого она узнала, и предложил не судить, пока она не узнает историю второй стороны. С тех пор он постоянно писал ей о том, что это он — жертва, а девушки его соблазнили.  

При этом добавлял в переписке с каждой из них, чтобы никому ни о чем не рассказывали, потому что они тоже замешаны и «под удар» попадут все. Сексуальное насилие и домогательства он продолжал называть «нюансом» и в переписках.

Использование шифра при обсуждении некоторых тем — известная многим в его окружении история. «Стасик» вместо «потрогать за попу», «ярик» вместо «потрогать за грудь», «беллить» вместо «пить алкоголь», «конь» вместо «водки» и т.д. — это общие понятия из лексикона Мухарлямова.  

Но есть и индивидуальные: «нюанс», «круассан», «шоколадное чудо» и прочие. За каждым словом — история отдельной девочки.

Глава 2. Дина, Алина, Наташа, Айсылу, Гульназ

Шесть лет назад

Шесть лет назад, в 2013 году — девятиклассница Дина (здесь была указана фамилия девушки, она удалена по ее просьбе после того, как ей начали писать незнакомые люди с просьбой прокомментировать ситуацию, изменения внесены 7 февраля в 20:54, Прим. ред) на ярмарке секций в лицее имени Лобачевского решила, что будет заниматься ЧГК у молодого, но уже известного тренера Айрата Мухарлямова. Тогда ему было 27.

На ее первом выезде в марте 2014 года в Питере он велел ей постирать его вещи (носки или футболки). Дина удивилась и отказалась, но он ответил ей, что «другая девочка согласилась и стирает».

По ее словам, уже тогда никого не удивляло, что тренер постоянно говорит о сексе. Преимущественно о своем: «Он очень часто рассказывал про свой сексуальный опыт с женщинами. Я помню, первый раз это услышала в 2014 году, когда мы съездили на Байкал в лагерь интеллектуальных игр. Он провел вечер с одной девушкой, и не совсем в деталях, но рассказал, каким видом секса они занимались», — рассказывает Дина.

Многим его ученикам тех лет известно, что оральный, анальный и вагинальный секс за один вечер с одним человеком — это «хет-трик» по-Мухарлямовски.

Алина (имя изменено по просьбе девушки, — прим.ред.) тоже познакомилась с ним в 2013 году, когда ей было 13 лет. Как и многие, она начала заниматься ЧГК в седьмом классе, но, как и многие, первые пару лет не слышала об Айрате ничего такого.

Девушки считают, что он осознанно «бережет маленьких», чтобы они не боялись его, когда это в первый раз произойдет с ними. Сначала он просто рассказывает подробно о своей жизни. Его ученикам многое о нем известно: у него тяжелые отношения с родителями, мама болеет, часто лежит в больнице, мама хорошая, а папа плохой. Он все еще живет с родителями и приводит это как свидетельство своей трудной жизни. Никогда не был женат, но много лет безответно влюблен в какую-то женщину, считает, что брак «спасет его». Единственное, в чем не все услышанные нами истории учеников о нем сходятся, это рассказ о том, как он лишился девственности. Некоторым он рассказывал, что это было в 7 классе с ровесницей на кухонном столе, когда родители ушли из дома. Другим — что ему было 16, а женщина была старше тридцати.

Он регулярно при всех просит делать ему массаж и делает его сам. Постепенно начинает просить сделать массаж у него в комнате без присутствия посторонних. При всех играет в игру «Пожарная машинка»: садится рядом с девочкой, ставит два пальца ей на колено и говорит: «Скажи «красный», когда будет некомфортно». После этого начинает «шагать» пальцами вверх по ноге, а когда девочка говорит «красный», отвечает «пожарная машинка не останавливается на красный» и делает еще несколько движений вверх.

Сближаться с девочками он начинает после 8–9 класса, когда им исполняется 15–16 лет. Если девушка сразу отвечает резким отказом, он начинает публично и регулярно ее унижать. С теми, кто не отвечает ничего или соглашается, у него «особые отношения» — так он говорит при всей команде, может назвать какую-то девушку по имени и добавить, что она «особенная для него».

Алина была «особенной», когда ей было 15.  

Три года назад во время флешмоба #янебоюсьсказать она написала подробный пост о том, что происходило в 2014 году в Одессе, в очередной лагерной смене ЧГК:

«… на этом этапе двадцатисемилетний, живущий с мамой, руководитель школьного кружка предлагает тебе с кружком съездить на море. ты, естественно, едешь. и, приехав, подозрительно часто обнаруживаешь руки преподавателя то у себя на талии, то на бедре, то под одеждой и вообще везде, где они/согласно субординации/быть не должны.

тогда остатки воспаленного мозга, конечно, подсказывают тебе, что по этим самым рукам нужно, как минимум, бить, а, по-хорошему, позвонить в школу и сказать, что у них там работает педофил. А а руководитель кружка как будто мысли твои читает /кружок то интеллектуальный/ и говорит: нет, алиночка, педофилы, они мальчиков любят и то, только совсем маленьких, а двенадцать лет разницы — это, алиночка, не особенно критично».

Последнюю фразу Алина преуменьшила. На самом деле, по ее словам, он выражался конкретнее: «Есть истинные педофилы и ложные. Истинные — это когда влечение к своему полу и детям, младше 14. А все остальные — ложные», — говорил Мухарлямов школьнице, лежащей у него на коленях.

В поездке началось все не сразу. Они провели три дня в Киеве и десять — в Одессе. Обращать внимание на Алину он начал день на третий уже в Одессе. Они оставались одни в комнате по логичным для нее причинам: из шести детей в комнате четверо разбились по парам и общались только друг с другом, пятой была девочка, которая, во-первых, «очень по-детски себя вела, для Айрата она не была помехой», во-вторых, «была очень дружелюбная и общалась со всем остальным лагерем». Шестой была Алина.

«Айрат говорил: "Ну вот, Алин, ты что, осталась одна? Давай пойдем куда-нибудь". Или в беседку, или в его комнату, — рассказывает Алина. — Активнее всего это было вечером-ночью. Весь лагерь шел на “свечки”, и мы тоже их устраивали, в своей комнате. Наши парочки уходили сразу после, и мы оставались втроем: я, он и эта девочка. Из-за того, что она так по-детски себя вела, он не считал ее препятствием. Однажды он начал приставать прямо при ней, но она ничего не сказала».

Начинал Мухарлямов с жалоб на свою жизнь, потом переходил к личным вопросам самой Алине, она отвечала: «Мне было легко ему рассказать, я почему-то это делала. Он спрашивал о моих предыдущих отношениях. И я очень-очень себя виню, что начала рассказывать какие-то детали. Я ему рассказала, как первый раз в жизни мальчик прислал мне фотку члена».

«"У нас возможны нормальные человеческие отношения. У тебя прекрасное тело, но тело здесь ни при чем. Ты такая умная, такая клевая. Ты супер, и да, мне очень тяжело", — вспоминает Алина слова педагога, но добавляет, что он никогда не предлагал заняться сексом. — Он прямо не склонял и не намекал на то, чтобы переспать. Но всячески пытался залезть под одежду, когда мы оставались в темной комнате. Говорил: “Нет, не надевай платье, посиди в купальнике”. И всякие такие вещи. Делал комплименты фигуре. Еще были какие-то штуки, даже похожие на красивые ухаживания. Я заболела, мы жили не в городе, а в лагерной базе. До магазина нужно было идти минут 40, и он отправил людей искать имбирь и еще что-то».

Алина рассказывает, что не понимала, как реагировать на происходящее: «К преподавателям у меня было такое отношение с детства в силу характера: “Он преподаватель, а я маленькая девочка. Он точно знает, что лучше, и неважно, что ЧГК это не касается”. То есть вот он лезет ко мне под платье, но я не говорила ему: “Мудак, руки убери” — это сейчас я так сказала бы. Но тогда я просто убирала его руки своими, а он клал их снова и говорил: “Ну что, разве неприятно?”» — каждый день Мухарлямов уговаривал Алину остаться на ночь у него, она каждый раз находила способы отказаться и «очень радовалась, когда с нами оставалась эта девочка».

На следующий день все продолжалось. Тренер трогал девушку за грудь и пытался снимать верх купальника: «В трусы не лез, не знаю, может, это я пресекала? Но я же все пыталась пресечь».

Его внимание к ней заметили все Алинины сокомандники, и однажды самый старший из них подошел к Мухарлямову и сказал при всех: «Что ты делаешь с Алиной, так нельзя, ты преподаватель!». Он ответил: «Да нет, это чистые чувства! Она же такая умная, такая хорошая, и вообще мне с ней очень интересно, она даже знает, кто написал книжку "Форрест Гамп"!»

Пока Алина с Мухарлямовым не перестали оказываться вместе в одном помещении — его приставания не заканчивались. Потом у нее завязалась близкая дружба с парнем, и Айрат начал открыто проявлять ревность: «Я подумала, что надо, наверное, сказать, что мы дружим и будем дружить, несмотря на то, что вы там думаете, может, хватит терроризировать человека? Но я подумала, что тогда он выгонит меня из команды. И решила, что играть в ЧГК мне нравится больше».

Прекратилось окончательно все уже в Казани, когда девушка начала отношения с мальчиком из команды: «Я ему все сразу рассказала. С тех пор он не давал нам с Айратом оставаться вместе».  

Алина рассказала о случившемся маме и спросила, не поговорить ли ей с учительницей: «Тогда школа была немножко мусульманская. Несколько директоров подряд были очень верующими, учителя нас ругали, например, за поцелуи на дискотеках. Так что когда моя учительница заметила, что он меня приобнял в школе, спросила, все ли в порядке. И я подумала, что могу ей рассказать», — но мама ответила Алине, что ее же «не изнасиловали, значит, и рассказывать нечего».

Алина продолжила играть в ЧГК до конца школы. Айрат не пытался поговорить о случившемся.

Девушка говорит, что прорабатывала этот эпизод с психотерапевтом. Поэтому когда на пост на фейсбуке обратили внимание ее бывшие педагоги, она решила его скрыть: «Я же уже отпустила для себя эту ситуацию, подумала, что не хочу, чтобы его посадили».

Через какое-то время после публикации, когда пост уже был скрыт, Айрат написал ей — извинился за свое поведение, объяснил, что не знал, что его действия были Алине неприятны.

Брак меня спасет  

Наташа (имя изменено, т.к девушка еще несовершеннолетняя, — прим. ред.) познакомилась с Мухарлямовым в лагере при одном из «его» учебных заведений в 2015, где она к тому времени училась уже год.

Девушке «повезло», он только говорил с ней о сексе и просил сделать массаж, когда ей было 13. Она считает, что дальше ничего не было, потому что «кажется, я не его типаж».

«Этот человек любит близко общаться с людьми, любит рассказывать истории о своей жизни, любит жалеть себя. Говорит, какой он бедный, и, таким образом, пытается в глазах слушателя оправдать свое поведение, — считает Наташа. — Он любит предлагать людям алкоголь. Причем сам он может не пить».

Дети знают, что четыре года назад он бросил употреблять алкоголь. Некоторым он объяснил причину: «Когда я напиваюсь, я не контролирую себя в сексуальном плане».

Мухарлямов жаловался 14-летней школьнице на личную жизнь. Рассказывал, как он хочет жениться на какой-то девушке, что жениться для него — способ измениться: «Он как будто бы понимает, что ведет себя неправильно, но как будто ему нужен пинок, который его избавит от этих пристрастий», — считает Наташа.

Постепенно она стала отдаляться от тренировок, пока совсем не бросила занятия. По словам знакомых с ситуацией девушек, те, кто бросает ЧГК, делают это из-за Айрата.  

Четыре года назад Мухарлямов сказал Наташе, что ему позвонили ее родители, они прочитали ее переписку в соцсетях, так что ей нужно обязательно ее почистить. Девушка так и сделала. Сейчас жалеет и считает, что эту историю он выдумал, чтобы избавиться от возможных неприятностей.

Карты на массаж

Айсылу (имя изменено, т.к девушка еще несовершеннолетняя, — прим. ред.) тоже познакомилась с ним в седьмом классе, в 2015 году. И ей тоже «повезло»: она ограничилась массажем, но выслушать и ей пришлось многое.

Летом после 7 класса в школьном лагере дети играли в карты. Это была идея Айрата: Айсылу должна была мыть полы, и он предложил отыграться в карты. Она проиграла — он сказал, что теперь она должна сделать ему массаж.

Следующим летом в лагере «Заречье» Мухарлямов зашел в комнату к девочкам и попросил выбрать последовательность: «Оральный, анальный, вагинальный секс?». В этом лагере он снова просил девочек делать ему массаж: нескольких сразу, по очереди.

В конце смены Мухарлямов поделился с детьми, что его бросила любимая девушка. Когда вечеринка закончилась и все начали уходить, он попросил Айсылу остаться: «Я, думаю, блин, стремно, но он так упрашивал, говорил, как ему плохо, что я осталась», — рассказывает она. Он продолжил говорить, как ему плохо, спросил, может ли он ее обнять и положил руку на талию. Айсылу говорит, что ей стало некомфортно, и она молча ушла.

В 9 классе, когда ей было 15, после занятий в школе он часто просил ее посидеть с ним и много рассказывал о своей личной жизни. Во время одной из таких встреч он спросил, может ли он поцеловать ее. Айсылу отказывалась, но в другой день они снова оказывались вместе, и он опять предлагал поцелуи: «Он еще знает, где камеры работают, а где слепые зоны. Мне он рассказывал, где камера не видит, например. Я даже не помню, как я каждый раз попадалась ему, он каждый раз обосновывал, почему мне нужно остаться в классе. Предлагал поцеловать, обнять, просил сесть к нему на колени. Я понимала, что это совсем перебор, но он говорил, что есть разные виды отношений: друг, учитель, парень. И он говорил, что мы на границе “учитель–друг”, что все в порядке, что мы только эти две границы затрагиваем, а третью не трогаем. Звучало адекватно, пока он не начинал говорить “сядь ко мне на колени”. Но тут он добавлял, если я этого не сделаю, то он начнет ко мне плохо относиться, не будет больше брать на выезды: “Я козел, я это знаю, но ничего не могу с собой поделать, мое отношение к тебе все равно станет отрицательным, и ты все равно не будешь ездить на игры”», — так Айсылу перестала играть в ЧГК.

Рассказывает, что одна из причин, по которой она не выходила из комнаты тут же, как он делал неуместные предложения, — вот эта история: «Он говорил, что одна школьница добровольно делала ему минет. Я сказала, что это же ужасно! А он ответил: "Ну, по законодательству меня не могут посадить, потому что ей было 16". Он говорил, если я ему "помогу", то он не будет просить другую девочку о помощи», — вспоминает Айсылу. Мухарлямов рассказал и о том, что эта девочка делала ему минет в подростковом клубе «Лимонад». По словам Айсылу, ей до сих пор стыдно, что она не «помогла» этой неизвестной девочке.

Уже после того, как Айсылу перестала ходить на тренировки, он написал ей: давай ты разрешишь мне трогать тебя за грудь, давай ты разрешишь мне трогать тебя за попу, давай ты разрешишь мне тебя поцеловать. Айсылу говорит, что на все отвечала ему «нет», и, несмотря на то, что в переписке он использовал только свой шифр (ярик, стасик и прочее), ей было очень стыдно за эти сообщения, так что она в тот же день почистила диалоги. Ей тогда было 15 лет.  

У всех разные стадии

Гульназ он тоже просил выбрал последовательность видов секса. И предлагал «тройничок» с ним и его девушкой.

Она начала с ним общаться в 7 классе. В том же году он сказал ей, что она похожа на его первую девушку, с которой он лишился девственности. В восьмом классе (в 14 лет — прим.ред.) она узнала, как именно это произошло.

Тогда же он начал регулярно просить сделать ему массаж. Однажды он сказал Гульназ: «Я тут хочу, наконец, съехать от родителей и снять квартиру. Давай ты будешь ко мне туда приходить делать массаж, а я буду тебе платить».

«Я очень надеюсь, что если есть какая-то параллельная вселенная, в которой я все-таки вошла в эту квартиру — я вышла оттуда девственницей во всех смыслах. Я не думала, что он может перейти границу, я тогда не знала о других случаях, в которых он ее перешел», — говорит Гульназ.  

Когда она все еще была в 8 классе, на турнире в Саранске в 2016 году Мухарлямов сидел вместе со взрослой девушкой, «и они при мне обсуждали, кого из девочек они выберут себе третьей для секса». Гульназ рассказывает о знакомой школьнице, которую Мухарлямов позвал к себе. В комнате была и эта взрослая девушка. Когда тренер с женщиной попытались устроить групповой секс со школьницей, она ушла.

Мухарлямов проводит с детьми почти все свое свободное время: «Айрат такой человек, что у него нет друзей, но с кем-то же нужно общаться, и у него это были дети, — считает Гульназ. — Собутыльников-друзей у него тоже не было, так что и пил он тоже с детьми. Бывало, он зазывал к себе буквально одного-двоих, чтобы пить в близком кругу. Возможно, там что-то происходило, потому что постепенно мало осталось тех, кто на это соглашался».

Пить тет-а-тет он позвал и Гульназ, ей тогда уже было 16: «Я согласилась, потому что была наивная и хотела ему помочь, выслушать. Когда он выходил — я выливала алкоголь, наливала воду и делала вид, что пью. Пить я не люблю, а выслушать его хотела и не обижать тем, что не пью. Вот он выпил и пошло всё дальше. Он начал приставать, обнимать, трогать за грудь. Я пыталась сказать: “Давай, завязывай, пошли отсюда”. Он не то, чтобы пытался объяснить, он пытался как-то себя оправдать. Говорил, мне так тяжело, мне сейчас так одиноко», — в тот день девушка просто встала и ушла.

В 9 классе он как-то спросил у Гульназ: «Ты веришь, что одна школьница сделала мне минет? Это правда». Еще он рассказал, что к нему пришла школьница, сняла платье и сказала: «Возьмите меня на Чемпионат России».

О том, что 16 — возраст согласия в России, девушка тоже узнала от тренера.

«Он рассказывал это нам так. До 16 мы можем заниматься сексом, с кем хотим, — если второму человеку тоже до 16. С 16 до 18 только с тем, кому от 16 до 18, а после 18 — с кем угодно», — рассказала Гульназ. Когда он узнал, что Гульназ встречалась с парнем, то пытался узнать, был у них секс или нет.

Она говорит, что часто отвечала ему, так что он знает очень личные вещи о ней, и регулярно напоминал ей об этом: «Ему легко было рассказывать, он так делился информацией о своей жизни, казалось, что вот же человек тебе рассказывает такое, значит, доверяет, значит, ты ему тоже можешь доверять».

Гульназ рассказывает, что несмотря на все, что о нем известно, у него очень много верных ему учеников: «Он может сильно тебя кинуть, а в другой момент очень сильно помочь. Например, я хотела подработать, но не хотела раздавать листовки. И он позвал меня просто отмечать правильные ответы на турнире, и тысячу мне за это заплатил», — говорит она. Уже после того, как она бросила ЧГК, на соревнованиях в другой школе Гульназ увидела, как «тренер-мужлан очень сильно орал на маленькую девочку. Мне психологически за нее стало страшно. И у меня проскользнула мысль, что Айрат на нас не орал, мы его не боялись, он не был для нас каким-то авторитетом, он вел себя с нами как наш друг».

Мухарлямов внимательно следит за тем, как ведут себя так или иначе пострадавшие или знающие о его действиях девушки. Как только Гульназ вышла из чата по ЧГК, он спросил, «почему» и «ты что-то узнала»?

Глава 3. Взрослые

Легкое дыхание

Многие девочки, согласившиеся общаться с журналистом «Площади Свободы», виделись и были поверхностно знакомы из-за соревнований, но никогда не слышали историй друг друга. Не знали друг о друге даже близкие подруги.

Их объединяет место учебы — они все учатся в одном из «официальных» мест работы Мухарлямова. Они не рассказывали о случившемся близким — «мне до сих пор стыдно». И тем более не рассказывали педагогам, потому что были уверены, что руководство поддержит тренера, а их отчислят.

Тем не менее, несколько раз ученики и уже закончившие эти учебные заведения студенты пытались начать свое расследование, но планировали только анонимное письмо руководству. В нем они хотели рассказать об изнасиловании, о котором слышали, но не смогли найти подтверждений.

Громче всего о поведении Мухарлямова заговорили в прошлом году. Марина, Алиса и София рассказали без подробностей свои истории большому количеству людей. Думали, что смогут быстро забыть случившееся, но заметили, что несколько месяцев после уроков только и делают, что обсуждают ту поездку. Тогда они решили рассказать обо всем своему педагогу — Дамиру (имя изменено по просьбе героя, полиции свои данные раскрыть готов, — прим.ред.).

Дамиру девочки передали не все и не в деталях. Сам он вспоминает разговор так: «Рассказали, что с Айратом они поссорились. Я спрашивал, в чем дело. Девочки рассказали, что Айрат пытался к ним приставать, говорил: "Я вас буду тренировать, вы будете добиваться успехов…", но ему нужны были за это конкретные вещи от этих девочек, как понял я, — вспоминает Дамир. — Мое знание каких-то эпизодов на этом заканчивается. Я лично после этого ничего не предпринимал. Были ли какие-то еще эпизоды, я не слышал, но полагаю, что могли быть».

Информация о неподобающем поведении Мухарлямова начала активно распространяться в среде ЧГК, так что с 2017 года он больше не принимал участия в организации лагерей интеллектуальных игр для казанских учеников, и руководство ЧГК города от него дистанцировалось.

Роман Тоньшев, один из организаторов городских турниров, говорит, что причина неофициального отстранения Мухарлямова в его «своебразных методах работы с детьми» и в том, что другим педагогам это не нравится: «У Айрата Ринатовича достаточно своеобразные методы работы с детьми. К сожалению, они выставляют его хорошим человеком, а других преподавателей нет. Мы с ним работали на нескольких сменах, проводили ЧГК для детей, и его поведение не находило отклика у других преподавателей. После чего мы с ним не нашли общий язык, и он уже с нами не работал. С нами — это со мной, как с организатором смен интеллектуального отдыха для детей. Сейчас примерно в течение года он не принимает участие в организации мероприятий. Это связано с тем, что большая часть педагогов, с которыми мы работаем... так скажем, небольшие шероховатости в отношениях у них. Мы решили, чтобы дети этого не видели, лучше это не показывать», — закончил Тоньшев. Он уточняет, что не слышал от детей столь серьезных обвинений.  

Айрат Фаизов — председатель Комитета по делам детей и молодежи исполкома Казани, также он указан в качестве руководителя местного оргкомитета на Школьном Чемпионате России по ЧГК, который в этом году пройдет в Казани, ответил, что не слышал ни о каких обвинениях в адрес Мухарлямова до звонка журналиста «Площади Свободы».

Галина Назипова, директор 39-й школы, в которой Мухарлямов работал три года назад — тоже ничего не знала о домогательствах тренера до прихода журналиста. Мухарлямова привели в 2015-м старшеклассники, заинтересовавшиеся игрой в ЧГК и настоявшие, что школе необходим опытный тренер, так как это поможет вывести школьную команду на городские турниры. Назипова выразила готовность встретить и выслушать учеников, которые после публикации решатся рассказать ей о случившемся. 

У директора гимназии №19 Андрея Талманова тоже не было жалоб на педагога дополнительного образования. По его словам, Мухарлямов очень ценен для гимназии и республики в целом как профессионал своего дела, который приносит награды и кубки, и создал вокруг ЧГК сообщество, любимое учениками. Отметил, что ЧГК — важная часть гимназической жизни, в которую школьники вступают добровольно. И, судя по количеству желающих и тому, что до сих пор ему никто из учеников ни о каких действиях тренера не сообщал, стоит относиться к этим обвинениям критично, пока не будет доказано обратное.

Директор лицея им. Лобачевского Елена Скобельцына аналогично до прихода журналиста не слышала ни о каких фактах некорректного поведения педагога.

Журналист попросил директоров не предпринимать никаких действий в отношении Мухарлямова в течение нескольких дней до публикации материала, ради безопасности пострадавших (пока обсуждался вопрос о сроках подачи девушками заявлений в полицию, — прим. ред.).

Директор 19 гимназии Талманов согласился и отметил, что не будет предпринимать никаких действий до тех пор, пока Мухарлямов не будет признан виновным по закону. Директор лицея им. Лобачевского Елена Скобельцына единственная из всех директоров прочла этот текст до публикации (на тот момент в нем не было комментариев других директоров, руководства из ЧГК и самого Мухарлямова, — прим. ред.) и согласилась не предупреждать педагога три дня, а также планировала провести внутреннее расследование. Через три дня вечером мы перезвонили Скобельцыной с просьбой подождать еще день, чтобы Мухарлямов узнал о материале непосредственно перед публикацией от журналиста «Площади Свободы», а не был предупрежден заранее.

Но Скобельцына к этому времени изменила свое мнение. Она ответила, что резко возражает против публикации материала и глубоко обижена тем фактом, что ученики пошли к журналисту, а не к ней. Предложила сначала доказать, что Мухарлямов виновен, а потом публиковать материал. На вопрос о том, кто именно должен доказывать его вину, ответила «кто к вам обращался — тот пусть и доказывает». «Это были дети». «Вот дети пусть и доказывают». Добавила, что не намерена ждать, а сами просьбы об этом говорят, что журналист преследует свои личные цели. Сообщила, что завтра же соберет учеников и спросит их, почему они общались с журналистом, а не с ней.

Несколько учеников связались с нами и сообщили о том, что Скобельцына звонила с вопросом, правда ли то, что ей рассказали. Они ответили утвердительно. Тогда она спросила, были ли они лично свидетелями описанных случаев, — они ответили «нет».

Одна из учениц лицея им. Лобачевского в ответ на вопрос «Почему вы не рассказали никому в школе?» спросила, читал ли журналист рассказ Бунина «Легкое дыхание».

Это короткий рассказ, действие в нем происходит в начале 20 века. Друг семьи 15-летней гимназистки, 56-летний мужчина, домогается девочки, но в рассказе это преподносится как легкомысленное поведение пострадавшей.  

«За чаем мы сидели на стеклянной веранде, я почувствовала себя как будто нездоровой и прилегла на тахту, а он курил, потом пересел ко мне, стал опять говорить какие-то любезности, потом рассматривать и целовать мою руку. Я закрыла лицо шелковым платком, и он несколько раз поцеловал меня в губы через платок... Я не понимаю, как это могло случиться, я сошла с ума, я никогда не думала, что я такая! Теперь мне один выход... Я чувствую к нему такое отвращение, что не могу пережить этого!..»

Судя по тому, что с того момента гимназистка называла себя в рассказе «женщиной», школьницу в рассказе изнасиловал взрослый мужчина. В конце произведения другой мужчина из ревности убивает девочку на вокзале.

После прочтения этого рассказа в лицее учительница литературы сообщила ученикам: «Гимназистка виновата в случившемся, потому что в 15 лет ты уже должна все понимать и нести ответственность за поступки».

В классе, в котором учительница это рассказывала, сидели три девочки, пострадавших от домогательств Мухарлямова.

В открытой группе Вконтакте Мухарлямов ведет подробную «историю выездов» с детьми на турниры.

Судя по его же записям, ездит он с 2011 года — всего 59 поездок (57 в его подсчетах и о еще двух с момента начала работы на материалом знает журналист, — прим.ред.). Отчет из Чебаркуля 2017 года заканчивается словами: «Стараться брать детей в поездки только из своих школ».  

«Я не помню»

Так как директор лицея им. Лобачевского приняла решение 5 февраля в 8 утра созвать учеников Мухарлямова и его самого на очную встречу, мы публикуем материал значительно раньше назначенного времени — не дожидаясь ответа со стороны некоторых пострадавших о том, готовы ли они раскрыть свои имена полиции, как планировалось изначально. И публикуем его одновременно с началом этой встречи — 5 февраля 2019, 8.00.

Мы боимся, что на девочек будет оказано давление, и считаем, что опубликованный материал поможет им чувствовать себя этой встрече увереннее.

С Айратом Мухарлямовым журналист «Площади Свободы» собирался говорить лично, но из-за изменений в планах пришлось разговаривать по телефону. Ниже мы приводим расшифровку разговора с тренером.

— Алло.

— Айрат Ринатович?

— Алло?

— Меня слышно, вам удобно говорить?

— Кто это?

— Меня зовут Догадина Лена, я журналистка. Завтра будет опубликован материал, в котором почти десяток детей обвиняет вас в сексуальном насилии и домогательствах. У вас есть возможность это прокомментировать, ваш ответ будет опубликован в материале.

— Я как бы даже не знаю, что сказать. Я работаю с детьми уже который год, но… мне казалось, что этим должна заниматься прокуратура? Видимо, завтра меня... Пригласили на встречу с директором, это, видимо, с этим связано.

— Не знаю, с чем это может быть связано. Но директор знает о...

— То есть это какая-то определенная группа детей? Эти люди, с которыми я... у которых я когда-то что-нибудь вел?

— Да, но они не знакомы между собой. Их сложно назвать «группой детей», они не связаны. Это разные случаи с 2013 года начиная, каждый год впоследствии до 2017.

— С 2013 по 2017 год? Ну, я честно не знаю, что сказать. Я в шоке. Вроде никогда ни к кому не приставал, ничего не делал такого... противозаконного. Я сейчас в шоке от ваших слов. Не знаю, что делать. Не понимаю, что происходит.

— Никаких «особых отношений» с ученицами у вас не было?

— Да вроде нет. То есть нет, не могу вспомнить. Я езжу с детьми постоянно, каждый год, у меня там 70–80 поездок с детьми, никогда такого ничего не было.

— А еще они рассказывают, что вы регулярно говорите с ними о сексе и рассказываете подробности о вашей сексуальной жизни.

— Я? Никогда! Ну, то есть, понимаете, вы журналист, вам кто-то что-то сказал, видимо, все 10 человек что-то рассказали. Я не понимаю. В наше время, наверное, можно так обвинять человека, но это... Получается, вы сейчас меня обвините, даже я докажу, что ничего такого не было, видимо, меня сейчас уволят со всех работ. Я вчера вернулся из поездки с детьми, видимо, это как-то связано все. Не понимаю, может, затаил на меня злобу за что-то. Я не понимаю, что происходит. Это мальчики, девочки?

— Это девочки. И вас не должны увольнять, если вы докажете, что вы не виновны, как вы говорите.

— Я не должен доказывать, что я не виновен. Мы живем в правовом обществе. Вы должны доказать, что у меня были какие-то связи с детьми. Я не понимаю, как это можно доказать.

— Несколько детей готовы пойти в полицию. Они предоставили мне все переписки, которые у них были, и свидетели, которые что-то видели или слышали, тоже готовы говорить.

— Видимо, завтра меня уволят с работы. Попросят написать заявление об увольнении.

— Вы же считаете, что у них нет оснований.

— Вы же понимаете, в какое время мы сейчас живем. Человек посидел на диване рядом с девочкой, его уволили и посадили.

— Это единичный случай.

— Я не специалист в этом вопросе, видимо, теперь стану. Сейчас напишу в чат ребятам, что меня обвинили в сексуальном преступлении. И что меня сейчас посадят. Я не понимаю, что происходит. Я готов с вами вживую встретиться и поговорить об этом. Я понимаю, что информацию вы можете опубликовать, отличная новость, у нас такое любят. Я сейчас вернулся из поездки, сейчас буду спрашивать детей. Видимо, это дети, которые уже выпустились, если с 2013 года...

— Мы можем встретиться, не уверена, до публикации это будет или после. Вы готовы прокомментировать каждый конкретный случай?

— Вы журналист какого издания-то?

— Площадь Свободы.

— Я никогда не слышал, но, видимо...

— Вы готовы встретиться завтра и прокомментировать каждую историю?

— Да, я готов.

Если эта встреча состоится, и на ней мы получим новую информацию, мы ее опубликуем.

Уже после разговора Мухарлямов написал, что опрашивает своих учеников и их родителей. Также интересовался, речь идет о лете 2013 и лете 2017 или всем периоде между. Слово «лето» журналист «Площади Свободы» в разговоре с Мухарлямовым не произносил.

Скриншот личной переписки журналиста ПС с Мухарлямовым

Редакция напоминает, что прямо сейчас в лицее им. Лобачевского проходит встреча детей с Мухарлямовым. Рекомендуем находящимся там детям записать ее на диктофон.

Если вы пострадали от действий Айрата Мухарлямова, пережили домогательства и насилие от него или переживаете его сейчас — расскажите о случившемся родителям или тому, кому доверяете. Вместе с родителями вы можете подать заявление в полицию, обратиться к директору своей школы или в редакцию на почту all@svobody.pl или позвонить на +7 904 671 30 98. Если вы готовы рассказать свою историю только анонимно, редакция гарантирует сохранить анонимность.

Если после выхода материала Айрат Мухарлямов будет с вами связываться, оказывать давление или угрожать — делайте скриншоты сообщений, записывайте разговоры на диктофон, расскажите обо всем родителям или тем, кому доверяете. Можете присылать все в редакцию — ни одно сообщение об этом не будет проигнорировано. 

В распоряжении редакции есть диктофонные записи всех разговоров, приведенных в статье.

Мы просим правоохранительные органы провести проверку указанных в тексте фактов. Мы готовы передать все имеющиеся у нас материалы, если герои и их родители дали на это согласие.

Дополнение от 7.02.2019: Мы ведем ежедневную хронику всех событий, происходящих после публикации этого материала.

Елена Догадина
5 февраля
Подписаться на рассылку
32 комментария
Войти:
Ваш комментарий…
  • Александр Мальцев
    Александр Мальцев 5 февраля 11:28
    Респект, гнойники надо вскрывать. В суде буду болеть за вас.
  • Дима Попов
    Дима Попов 5 февраля 11:50
    Это обман!!!
  • Lyubov Ivanova
    Lyubov Ivanova 5 февраля 12:23
    Школьное чгк полно такого дерьма. Спасибо, что не побоялись рассказать!
  • Арина Игнатенкова
    Арина Игнатенкова 5 февраля 13:50
    Девченки очень смелые, что рассказали, умницы!
  • Лея Шалькевич
    Лея Шалькевич 5 февраля 14:40
    Всеми руками за девочек. Как чгкшник, имевший схожую проблему с одним из тренеров, скажу, что это ад.
  • Владимир Лепёхин
    Владимир Лепёхин 5 февраля 15:41
    Удаленную переписку можно восстановить, запросив у ВК архив со своими данными. В этом архиве будут сообщения, которые когда-либо были удалены (даже те, которые были удалены через опцию "удалить у всех"). Попробуйте.
  • Александр Файер
    Александр Файер 5 февраля 16:25
    Учился в 57 школе. У нас тоже работали педофилы! Знаю, что это за твари под личиной преподавателей бывают. Девушки, держитесь! Сил Вам!
  • Дина Нурм
    Дина Нурм 5 февраля 18:51
    Журналистка и героини историй отчаянные молодцы, держитесь и не сдавайте позиций.
  • Дарья Арастович
    Дарья Арастович 5 февраля 19:35
    Девушки, я вам очень сочувствую, очень страшно было читать статью. Вы большие умницы, что решились рассказать. Додавите ублюдка, чтоб за милю людей обходил и больше ни одна девочка не пострадала. Сил вам!
  • Павел Михеев
    Павел Михеев 5 февраля 20:48
    Как так случилось, что вы 1. - казанское ООО, объявившее себя СМИ? Вы не зарегены как СМИ. 2. - "Главред", "журналист", директор ООО, почти вся редакция из Казани? Губаева, к тому же, автор вопросов в базе ЧГК, игрок команды "Фракталы" (а ранее - Тыкводронты и проч) и 3. За несколько лет никто не обвинял Айрата в чем-либо. Делаю вывод: это тупо месть Губаевой Мухарлямову.
    • Олег Панищев
      Олег Панищев 13 февраля 14:51
      Павел Михеев , Причём ТУПАЯ месть
  • Алла Баженкина
    Алла Баженкина 5 февраля 21:31
    Девушки, решившиеся рассказать о домогательствах, вы очень храбрые! Вы этим спасли многих других девочек, которые могли пострадать от этого "педагога"!
  • Рая Демидова
    Рая Демидова 6 февраля 14:14
    Если написанное правда, то это что-то чудовищное.
    Девочки, сил вам.

    Пожалуйста, говорите правду и только правду.

    Цена лжи сейчас - либо сломанная судьба учителя (если учителя оболгали), либо продолжение кошмара для следующего поколения девочек (если происходящее - правда, но сказать ее вы не решитесь).
  • Александра Короленко
    Александра Короленко 6 февраля 15:30
    Елене Догадиной спасибо и поклон за то, что не побоялась вскрыть все это. Девушки, вы необыкновенно смелые, спасибо и вам. не слушайте грязь, которая начнет обвинять вас в клевете на "замечательного преподавателя", держитесь.
  • Станислава Новинская
    Станислава Новинская 6 февраля 16:21
    Какие же девчата молодчинки!
    Даже многим вхрослым женщинам , пережившим сексуальное насилие, бывает очень сложно рассказать об этом.
    Сколько других девочек они спасли!
    Восхищаюсь ими!
  • Полина Кузнецова
    Полина Кузнецова 6 февраля 19:12
    Вы молодцы, что нашли в себе силы говорить. Держитесь
  • Лена Соловейчик
    Лена Соловейчик 8 февраля 15:15
    Очень важное расследование! Это должно прекратиться, чтобы никто больше не пострадал! Такое нельзя оставлять безнаказанным
  • Олег Панищев
    Олег Панищев 8 февраля 23:27
    Надеюсь, авторы "расследования" и "пострадавшие" осведомлены о содержании УК РФ Статья 128.1.
    • Тихон Павлов
      Тихон Павлов 10 февраля 12:28
      Олег Панищев , Точняк! А ещё хорошо бы, если бы все комментаторы были осведомлены об ответственности за психологическое давление на свидетелей или потерпевших.
    • Олег Панищев
      Тихон Павлов 13 февраля 14:49
      Тихон Павлов , Сколько тебе лет?
    • Олег Панищев
      Тихон Павлов 13 февраля 15:03
      Тихон Павлов , Сколько тебе лет?
  • Светлана Кочеткова
    Светлана Кочеткова 9 февраля 13:19
    Для того, чтобы сломать человеку жизнь, достаточно липкой статейки в никому не известном (но очень жаждущему прославиться) СМИ. А чтобы отмыться от это грязи, ему придётся угробить уйму своих ресурсов. От свидетеля многих событий, которые описаны в этом "расследовании", я знаю, что как минимум четверть - враньё, а, значит, и остальное вызывает большие сомнения. И странно, что девушки только через 1,5 года пошли с этим не в полицию, не на тв ( раз уж хотели разоблачить растлителя), а в сомнительное онлайн издание. К слову, зам.гл. редактора которого является человек, имеющий отношение к
    к ЧГК в Казани ( ни на что не намекаю, но констатирую ещё один странный факт). Зная, как у нас любят публичные порки, важно помнить, что задача сми не только в публикации "жареного", но и в соблюдении прав человека.
    • Тихон Павлов
      Тихон Павлов 10 февраля 12:26
      Светлана Кочеткова , Светлана, прокуратура Казани начала доследственную проверку по описанным в статье событиям. Когда по её итогам будет возбуждено уголовное дело, "сомнительное онлайн издание", 4 месяца выяснявшее подробности и собиравшее доказательства и прекрасно понимающее всю ответственность своих действий, не ждёт от вас столь же многословных извинений, но просто хочет посмотреть на ваше лицо.
    • Олег Панищев
      Тихон Павлов 13 февраля 14:58
      Тихон Павлов , Извините, а "доследственная проверка" чего? Издание обвиняет человека в тяжком преступлении, не имея на руках доказательств?
  • Светлана Кочеткова
    Светлана Кочеткова 10 февраля 21:36
    Тихон Павлов, а я и сейчас своего лица не прячу. И продолжаю утверждать, что если ваше издание претендует на большее, чем "сомнительное онлайн издание", то будьте любезны соблюдать элементарные этические нормы журналистики, а именно - "правдивость информации, её точность и объективность, сведение к минимуму репутационного ущерба для объектов публикации", а это стало бы возможным, если бы издание сначала передало собранные "в ходе профессионального расследования" показания в прокуратуру, и только потом опубликовало результаты расследования. В нашей стране презумпцию невинности никто не отменял, но многие жаждущие лавров Дианы Шурыгиной об этом забывают.
    • Тихон Павлов
      Тихон Павлов 11 февраля 10:32
      Светлана Кочеткова , Очевидно, ваши выводы о том, как проходила работа над этим материалом (включая работу со следственными органами) основываются исключительно на ваших домыслах. То есть, это вы здесь тот, кто публично высказывает непроверенную информацию. Вы сомнительная.
    • Олег Панищев
      Тихон Павлов 13 февраля 15:05
      Тихон Павлов , Очевидно выводы строятся на содержании публикации.
    • Олег Гамов
      Олег Гамов 12 февраля 11:35
      Светлана Кочеткова , Светлана Кочеткова. Журналисты собирают ФАКТЫ. Показания свидетелей, смс и т.п. У вас же угрозы журналистам и свидетелям, какие-то туманные намеки. Фразы типа "я знаю, что как минимум четверть - враньё", "ни на что не намекаю, но.." скорее вас изобличают как клеветника. Именно такими приемами пользуются "желтые" журналисты, с которыми вы якобы боретесь. Хотите защитить человека - опровергайте информацию или представляйте свои. Пока "Площадь Свободы" выглядит очень убедительно, а вы - скорее непорядочно.
    • Олег Гамов
      Олег Гамов 12 февраля 11:50
      Светлана Кочеткова , P.S. Издание начинающее, но не "малосомнительное": материал "Площади свободы" уже перепечатало множество солидных и авторитетных изданий. Другие статьи этого издания тоже и актуальны и интересны и достаточно глубоки.
    показать скрыть ответы
  • Светлана Кочеткова
    Светлана Кочеткова 12 февраля 23:55
    "Материал, изобилующий гнусными подробностями якобы из жизни учителя и его учениц, опубликовал на прошлой неделе казанский интернет-портал «Площадь Свободы». .."...чтобы обвинять человека в педофилии, доказательства должны быть просто железобетонные. Иначе таким обвинением можно просто сломать человеку жизнь, - резонно отмечает известный адвокат Ирина Хрунова. - В любом случае потерпевшим нужно идти не в СМИ, а в правоохранительные органы, и очень странно, что они туда не пошли"..."Мы постараемся помочь ему разобраться во всем этом и в случае невиновности восстановить доброе имя. На этот случай есть статья за клевету, - заявил корреспонденту «ВК» глава рескома Юрий Прохоров. - Конечно, здесь журналист повел себя непрофессионально, я думаю." Вот реакция на вашу статью, действительно, профессионального СМИ.
    • Тихон Павлов
      Тихон Павлов 13 февраля 13:22
      Светлана Кочеткова , это не просто реакция на нашу статью, это часть мероприятий для «восстановления доброго имени Айрата Ринатовича в СМИ». Об этом мы тоже писали, когда это ещё только планировалось)
    • Олег Панищев
      Тихон Павлов 13 февраля 15:17
      Тихон Павлов , То есть вы человека измазали дерьмом и искренне удивляетесь что к вам не присоединяются остальные?
    показать скрыть ответы
н а в е р х   н а в е р х   н а в е р х