Алсу
Гусманова
3 апреля
Пятеро мужчин рассказали, как они понимают феминизм и почему тоже борются за равноправие.

Разговорами про феминизм уже никого не удивить — самая актуальная тема сейчас. Но многие по-прежнему считают, что это движение — только про женщин, причем слегка «поехавших». Тем временем мужчины по всему миру (в том числе голливудские звезды вроде Райана Гослинга и Дэниела Редклиффа) активно включаются в борьбу за гендерное равенство. 

В России традиционно сильны патриархальные взгляды, но и наши мужчины постепенно проникаются равноправием. В Рунете даже есть подробные инструкции для начинающих профеминистов.

Чем равенство хорошо для мужчин

«Будь сильным», «Не плачь как девчонка» и другие высказывания в таком духе наши мальчики слышат с детства. Между тем, один из важнейших посылов гендерного равноправия — возможность выражать свои эмоции вне зависимости от пола.

Еще это возможность, например, наравне с женщинами ходить в салоны красоты или на йогу без страха быть высмеянным. Общество не перестает навязывать образу мужчины многочисленные клише: как надо выглядеть, с кем встречаться и даже чем заниматься в свободное время. Выходные с удочкой в руке — это хорошо и правильно, а танцы в соседней от дома студии — занятие, неподобающее «настоящему мужику».

Сторонники гендерного равноправия выступают за прекращение предвзятого отношения к кому бы то ни было. Феминистки говорят о дискриминации женщин на работе, имея в виду меньшую зарплату за тот же труд и сложные условия для желающих занять руководящую должность. Женщины по всему миру борются с этим явлением, но случаются и перегибы.

Всем выгоднее, когда равноправие работает в обе стороны. Это показала история Йосико Синохары, первой женщины в Японии, которая заработала миллиард долларов. Первые 15 лет существования своего рекрутингового агентства Tempstaff она нанимала на работу только женщин. После отмены этого правила финансовые показатели организации сразу выросли.

То, что равенство положительно сказывается и на экономике, заявили и аналитики консалтинговой компании McKinsey. Их исследование показало, что выручка компании увеличивается на 15%, если мужчин и женщин в коллективе поровну.

Чтобы такое равноправие стало возможным, без поддержки самих мужчин не обойтись. Об этом в своем докладе в ООН в 2014 году говорила известная актриса и феминистка Эмма Уотсон. С ней согласны и другие. Например, Джейсон Момоа, воплотивший на экране гипермаскулинные образы Аквамэна и кхала Дрого, рассказал журналистам, что мать воспитывала его одна, и он не может относиться к женщинам как к слабому полу.

Но пока идея равенства встречает у одних горячую поддержку, другие — наоборот — считают, что ни к чему хорошему все это не приведет. В 1970-х годах в ответ на активность феминисток мужчины создали антифеминистское движение и назвали его «маскулизм». Сейчас сложно дать ему однозначное определение: часть адептов хотят равноправия двух полов, но при этом считают угнетенными именно мужчин. Другие маскулисты, наоборот, говорят о ненужности официального юридического равенства мужчин и женщин.

В России даже те мужчины, которые симпатизируют феминизму и гендерному равноправию, часто не поддерживают их открыто. Одна из главных причин — стереотипы, сложившиеся в обществе.

Александр Сысоев, преподаватель истории:

— Сначала я увлекся маскулизмом, но потом понял, что маскулисты не воспринимают свою идеологию серьезно: для них это то же самое, что и пастафарианство у атеистов. Настоящей идеологией, способной пошатнуть гендерные устои и принести тем самым пользу и прогресс, может быть только феминизм. Мне ближе его радикальная форма в том определении, которое дает «Википедия».

 С темой феминизма в России дела обстоят не очень — поддержка пока не такая большая, и женщин, которые «горят огнем пассионарности», мало. Но это не повод складывать руки — любой путь начинается с первого шага. К сожалению, сексизм очень популярен из-за закостенелого консерватизма общества. Все еще много стереотипов о слабости и силе, уме и глупости. Из них могу выделить сложившееся мнение о том, что склонность к преступлениям зависит от пола. Я думаю, она скорее связана с гендером: если воспитывать мальчика в ином ключе, он будет не более склонен совершать преступления, чем девочка.

Мир станет намного лучше, если никто никого не будет заставлять заниматься тем, чем он якобы должен из-за хромосом и строения половых органов. Гендерное равенство приведет к тому, что общество в целом станет более прогрессивным. Первый шаг — стремиться к этому и не мешать феминисткам. Если в борьбе за равноправие начнут участвовать больше людей, то все случится быстрее. Но это произойдет рано или поздно, я уверен.

Фото из личного архива Александра. 

Сергей Симонов, координатор просветительского комикс-проекта «Респект»:

— Мне больше близки не определенные идеи, а отдельные представители феминистского движения, если они не радикальны и уважительны к другим людям. Например, на одном мероприятии в Питере я встретил феминистку, которая вела себя по-хамски по отношению к мусульманке в хиджабе. Она обвиняющим тоном рассказывала про женские обрезания в Дагестане и Сомали — так, будто мусульманка несет персональную ответственность за это. Еще добавила, что хиджаб унижает женщину: в такой форме «наезда» и неуважения к людям иных взглядов никакую позицию, даже самую «пушистую», донести невозможно.

Вообще, ситуация с феминизмом сильно разнится в регионах. В Петербурге, мне кажется, движение развивается — недавно в городе открыли первое male-free пространство. Да, организаторок пространства уже по-всякому провоцировали (и журналисты, и прокремлевские активисты), но это было ожидаемо. Бояться противодействия — в лес не ходить.

В целом, сексистские установки вполне привычны для нашего общества: возьмем вопрос измены в гетеросексуальной паре. Общество все еще склонно куда сильнее порицать женщин, нежели мужчин. Грубо говоря, женщина, спящая с разными мужчинами — «женщина с низкой социальной ответственностью», которую необходимо наказать, а мужчина — самец и «красавчик вообще». Но есть гендерные стереотипы, которые меня, наоборот, нисколько не раздражают. Например, помочь женщинам с тяжелыми вещами в общественных местах — в России это в порядке вещей. В Германии, где я прожил пару лет, такое встречается куда реже.

Тем не менее, некоторые позиции кажутся мне дискуссионными: к примеру, квоты для женщин в политике — в законодательных и представительных органах власти. Я не знаю, нужно ли их устанавливать. Также я не против феминитивов, но как их внедрять, скажем, в СМИ? Так, чтобы это не было воспринято читателями как одностороннее и агрессивное навязывание?

Без готовности упорно отстаивать права и интересы ничего не изменится. Меня раздражают люди в России, которые говорят: «Посмотрите на Запад, у нас так никогда не будет». Хочется ответить: «Для изменений нужно приложить немало усилий, а что ты сам сделал(-а) для этого?»

Фото из личного архива Сергея.

Константин Бург, дизайн-исследователь:

Я довольно рано осознал, что стереотипные маскулинность и женственность меня особо не привлекают. Моя бабушка — блокадница, мама — радиоинженер: перед глазами были достаточно разнообразные примеры, чтобы не стать жертвой банальных обобщений. В начале 2000-х меня увлекло легендарное комьюнити feministki на LiveJournal. Через него я познакомился с феминизмом, а интерес к нему укрепился благодаря научным и философским книгам и статьям. А еще — многословным и многостраничным дискуссиям в том же LiveJournal, потом в Facebook, где идеи феминизма получили наконец широчайшее распространение. Этому способствовали Белла Рапопорт, Татьяна Никонова, Анастасия Каримова, Ника Водвуд, Дарья Серенко, Надя Плунгян, Елена Гапова, Елена Климова, Леда Гарина и другие.

Феминизм молодеет, но одновременно с этим крепчают и антифеминистские движения. От маргинальных маскулистов с их мнением о том, что женщины «монополизировали секс», до подростков на имиджбордах, которые приходят «потроллить фемок». Прискорбно, что сюда можно отнести модных оппозиционеров и журналистов с их шутками про феминизм, искажением фактов. Отдельный удивительный тренд — использование провокаций и сексизма в качестве рекламы бренда. Людей, не готовых терпеть махровый сексизм, становится все больше, и некоторые бренды решают воспользоваться этим, спровоцировав массовое обсуждение неэтичной рекламы. Удивительно, что кто-то еще верит в слоган 90-х о том, что плохого пиара не бывает, и готов жертвовать репутацией ради сомнительных целей.

Я считаю, что борьба за равные права важна для всех, особенно в России с ее патриархальными идеями о подчиненной роли женщины на федеральном уровне. Это касается и установки на повышение рождаемости за счет косвенных запретов абортов, и нормализации домашнего насилия через декриминализацию, и тому подобного.

Если сексизм льется из всех медиа, то скорее всего, сексистские стереотипы сложатся у большинства людей, если они сознательно их не преодолевают. Реклама, книги, кино показывают женщин слабыми, нуждающимися в мужском одобрении и покровительстве, эмоционально нестабильными, импульсивными, помешанными на красоте. Большинство комедий построено на гендерных стереотипах. В то же время, мужчины бросают женщин с детьми или отдают им все вопросы воспитания и ухода. Если болеет муж, женщина почти наверняка перестроит свою жизнь, чтобы ухаживать за больным. Если заболеет жена, велика вероятность того, что партнер сбежит. Наконец, количество женщин, страдающих от гендерного насилия, просто зашкаливает. Чтобы мир преобразился, мужчины должны перестать насиловать и бить женщин и относиться к ним как к равным.

Фото из личного архива Константина.

Евгений Музычук, менеджер проектов:

 — Мне всегда казалось странным, что строение половых органов должно что-то определять в социальном и политическом плане.

Я поддерживаю любые идеи и акции, которые идут на пользу женщинам и феминизму в целом. Мне не очень близок либеральный феминизм, когда под видом возможности потреблять столько же, сколько и мужчины, продается образ борьбы за освобождение женщин и разрушение патриархальной культуры. Женщины просто пересаживаются с иглы одобрения мужчин на иглу одобрения брендов и возвращают себя в зависимое положение, что не есть хорошо. Но это очень дискуссионный вопрос.

Феминизм намного шире равноправия. В том числе он — про свободу людей: не бояться делать, что хочется, выглядеть на свое усмотрение и так далее. Если мужчина желает делать себе «ноготочки» и носить платье, то непонятно, почему за это он может «отхватить» на улице. Или почему работающая женщина должна трудиться по дому: готовить, стирать, убирать, «хранить очаг», пока мужчина наслаждается свободным временем? Такие установки кажутся мне средневековыми и абсурдными — не хочу жить в таком мире.

 Я распространяю тематические статьи и видео, вечно одергиваю друзей и знакомых, слыша сексистские и гомофобные шутки, использую феминитивы — коллеги в офисе теперь привыкают говорить «блогерка» и «менеджерка». Я работаю в SMM, и в аккаунтах клиентов занимаюсь партизанингом, продвигаю посты с героинями, использую эмодзи двух полов. Это мелочи, но я вижу, что они работают. Люди мало знают про феминизм, часто слышу: «Ну права же уже равные, а парням вообще служить нужно». К сожалению, люди охотнее обсуждают косметику и блогерок, чем сложности получения материнского капитала, но это вопрос времени.

Сексизм в России существует из-за отсутствия в стране качественного гуманитарного и социального образования, но это куда более широкий вопрос. Ежедневно я сталкиваюсь с примерами гендерного неравенства на улице, в разговорах, в интернете, на работе. Мою подругу не взяли на руководящую должность из-за того, что нужен был парень. Я недавно выложил stories с радужным флагом и получил несколько неприятных комментариев, а моих подруг регулярно домогаются в такси. Это вокруг нас.

Фото из личного архива Евгения.

Антон Соколов, юрист

— Даже в юном возрасте я не общался с людьми сквозь призму пола и свойственных этому стереотипов: никогда не разделял женщин и мужчин. Но в нашей стране есть много проблем с неравенством, несмотря на то, что многие их не видят. Весь вопрос в том, в каком обществе, в какой среде мы хотим жить дальше. Для меня одним из решений стал феминизм.

Мне кажется, феминизм в России пришел в упадок и потерял то передовое значение и влияние, которые имел после революции. Сейчас у движения довольно шаткая позиция: собственно, оно только набирает обороты, но при этом среда в стране становится все враждебней. Сексизм в России безумно популярен — от медиапространства меня просто воротит. Я связываю это с консерватизмом общества: логика и здравый смысл приносятся в жертву на алтаре конформизма, мещанства и лубочного традиционализма. Не хочет патриархат сдавать позиции — ему комфортно и выгодно, потому что так было всегда: от прислуги в семье до разницы в зарплатах.

 С сексизмом сталкивались моя жена и подруги при приеме на работу. Все эти стремления решить за женщину — рожать ей или нет, каково ее место в обществе и прочее. Примеры неравенства вижу и я. Мужские коллективы складываются на работе и в спорте: все это прекрасно описывает понятие «токсичная маскулинность». Если это интервью прочитают некоторые мои знакомые, особенно про «токсичную маскулинность», про меня скажут, что я гей. А при словах «должен/должна» у меня скоро глаз начнет дергаться.

Сейчас для меня самое актуальное — моя шестимесячная дочь. И с чем она столкнется и как с этим бороться —  предстоит решать в будущем.

Фото из личного архива Антона. 
Алсу Гусманова
3 апреля
В контексте
Подписаться на рассылку
0 комментариев
Войти:
Ваш комментарий…
н а в е р х   н а в е р х   н а в е р х