Евгений
Лобанов
9 ноября 2018
На Урале собрались строить новое здание филармонии. Конкурс на его разработку выиграло всемирно известное архитектурное бюро из Великобритании Zaha Hadid Architects. Предварительный проект, который представило бюро, обещает городу новую уникальную достопримечательность. Но мы бы сильно удивились, если бы дальше все было гладко.

Наш журналист допустил ошибку при подготовке статьи, назвав спорный дом хрущевкой, а не сталинкой. Мы исправили текст и приносим читателям свои извинения.

Спор вокруг новой филармонии всю осень остается в Екатеринбурге одной из главных тем. Под строительство выделили площадку в центре города, но часть ее уже давным-давно занимает пятиэтажная сталинка. Ее жители стоят за свой дом насмерть и категорически не хотят переезжать. Казалось бы, перед нами банальный спор хозяйствующих субъектов: сторгуются и разойдутся. Почему же история стала такой скандальной?

Хорошо пообедавшая жаба или космический корабль

Во-первых, камнем преткновения стал уже сам по себе проект. Архитектурное бюро Zaha Hadid Architects основала Заха Хадид, одна из самых ярких звезд современной архитектуры. Ее проекты узнаваемы, они будто пришли к нам из далекого будущего. Хадид умерла в 2016 году, но бюро продолжает работать и не сдает позиций.

В России сегодня есть только два воплощенных проекта Захи Хадид: особняк Владислава Доронина на Рублевке и московский бизнес-центр Dominion Tower. Над третьим сейчас работают в Новороссийске — это туристический кластер из девяти зданий на городской набережной. Новая филармония в Екатеринбурге станет всего четвертой работой этого бюро в России. Если станет.

Архитектурный комплекс на предварительных моделях выглядит футуристичным, будто бы из всех космических киноэпопей сразу.

Общий план улицы со зданием новой филармонии.  Zaha Hadid Architects©

Внутреннее убранство зала совсем не похоже на традиционные концертные площадки.

Концертный зал.  Zaha Hadid Architects©

Территория вокруг здания вписана в ландшафт и образует единое прогулочное пространство. Ничего подобного в России еще не строили.  

Прогулочное пространство перед зданием филармонии.  Zaha Hadid Architects©

Но то, что у многих вызвало восхищение, других обратило в ярость. На сайтах и в соцсетях проект сравнивали с огромной жабой, никак не вписывающейся в облик Екатеринбурга. Например, Михаил Вяткин, заслуженный архитектор РФ и бывший главный архитектор Екатеринбурга, филармонию критикует:

— Я входил в жюри конкурса проектов новой филармонии и голосовал за другую разработку. Этот проект не вписывается в окружающую застройку и смотрится чуждым элементом для нашего города. Да и от классической музыки он мне кажется далеким. Кроме того, в проекте предусмотрен огромный объем кровли. А на Урале зимой много снега — получится гигантский сугроб, который надо как-то убирать. Ну и вообще, лично мне этот проект напомнил хорошо пообедавшую лягушку.

Михаил Вяткин. Фото: Евгений Лобанов

Типовая сталинка против футуристичного проекта  

Второй аспект конфликта выглядит более существенным. Чтобы построить новую филармонию, нужно будет снести дом №40 по улице Карла Либкнехта. Это типовая сталинка из прошлого века, ничуть не элитное жилье, хоть и стоит в самом сердце города. И большинство жильцов тут тоже обычные люди с обычным достатком, много пенсионеров. Узнав о планах сноса их дома, они развернули активную деятельность. Создали инициативную группу и принялись писать обращения во все инстанции — от прокуратуры до администрации президента. Часть жильцов, в общем, не против сменить жилье на более современное, пусть и не такое центральное. Но радикалы из инициативной группы отвергают любую возможность торга и намерены добиваться сохранения дома.

В итоге проект филармонии оказывается под вопросом. Ее руководство долгие годы вынашивало эту идею и добивалось ее реализации. И вот, когда уже получено согласие областных и городских властей, а из бюджетов выделяются сотни миллионов на постройку нового здания, возникает проблема со злополучным домом №40. Часть городской общественности Екатеринбурга выступила на стороне жильцов.

Дом № 40 по ул. Карла Либкнехта. Фото: Евгений Лобанов 

Оставить как было и ничего не трогать

Люди в городе не любят архитектурных перемен. Традиция выступать против современных зданий здесь богатая и старая. Возможно, дело в том, что Екатеринбург носит сомнительный титул самого компактного города-миллионника в стране. Здания здесь жмутся друг к другу так, будто пытаются согреться в холодном уральском климате.

А еще тут часто и старательно воюют с теми, кто пытается изменить облик города. Например, история с Храмом святой Екатерины: сначала его хотели построить на городском пруду, теперь проект переместили на берег. И до сих пор время от времени проходят акции против строительства этого храма.

В марте этого года в Екатеринбурге снесли недостроенную телебашню, которая была архитектурной доминантой в местном пейзаже с 80-х годов прошлого века. Против этого решения тоже бурлило полгорода. В итоге появилась целая прослойка жителей, готовых выступить против любой новой стройки — будь то храм, ТРЦ или новая филармония.

Пожертвовать сталинкой ради современного общественного пространства

Но с противниками новой филармонии согласны далеко не все. Многие высказываются в поддержку проекта и считают, что снести ради него дом вполне допустимо. Конечно, при условии что жильцам предоставят достойную компенсацию. Сергей Ермак, экономический аналитик и урбанист, считает, что ради такого проекта можно и подвинуться.

Сергей Ермак. Фото: Евгений Лобанов 

—  Конечно и безусловно, город выиграет от того, что здесь появится такой комплекс от бюро Захи Хадид. В городе появится то самое современное общественное пространство, которого у нас мало. У меня есть еще 4 пункта в пользу именно этого проекта.

Во-первых, Свердловская филармония долгие годы стоит на улице Карла Либкнехта, и все знают, что она там стоит. Представить ее на другом месте невозможно.

Во-вторых, этот объект абсолютно уникален. Ничего равного по масштабу и по полету мысли в Екатеринбурге еще не строилось. Чем нам гордиться, если последний интересный комплекс зданий в городе построили в 30-ые годы прошлого века? Городок чекистов и другой конструктивизм — и все. Да, идеи бюро Захи Хадид могут не вписываться в окружающую действительность. Но Екатеринбург — город, в котором намешано все подряд, и всю за историю своего существования он менял свой облик не раз. Этот проект надо реализовать хотя бы для того, чтобы было что показать туристам: смотрите, вот там конструктивизм, а здесь — деконструктивизм.

Насколько я знаю, люди из агентства Захи Хадид очень тщательно исследуют территорию, где планируют разместить очередное здание. И даже если со стороны кажется, что их проект на стадии эскизов в чем-то не сочетается с окружающей реальностью, то после реализации здание смотрится так, будто здесь оно всегда стояло.

В-третьих, город — это территория компромиссов. И если сопоставить ценность того, что эта территория получит от реализации проекта, с тем, что придется утратить — выгода для города очевидна.

В-четвертых, многие застройщики сталкиваются с проблемой «приговоренных» домов и просят городскую администрацию повлиять на жителей. И вот, наконец-то, власти города оказались в ситуации, когда просто стоять в стороне не получится. Полагаю, что в дальнейшем это положительно повлияет на сотрудничество девелоперов и городской администрации.

В свою очередь, представитель гильдии девелоперов Екатеринбурга и Свердловской области Андрей Бриль считает, что на реализацию такой грандиозной идеи горожанам стоит вообще скинуться деньгами.

Андрей Бриль. Фото: Евгений Лобанов 

—  Я не хочу жить в вашем мире, где лилипуты вяжут Гулливера. Здесь пытаются создать центр мирового уровня. Это технологически очень сложный проект, и обсуждать его на уровне «нравится или не нравится» глупо. А у нас почему-то каждый рассуждает о сложных специализированных вопросах — что такое акустический зал, какая архитектура лучше, а какая — хуже.

Руководство Свердловской филармонии сделало из Екатеринбурга одну из столиц музыкального искусства. В лиге друзей филармонии состоят 40 000 человек. Их виртуальные залы насчитывают тысячи слушателей. Они ездят по всему миру и к нам в город привозят звезд первой величины. Давайте не будем им мешать.

Я не хочу, чтобы в Екатеринбурге руины и трущобы сохранялись не как памятники архитектуры, а как среда обитания. Я хочу жить в молодом, динамично развивающемся городе, где создаются и новые памятники архитектуры. В этом проекте все должны выиграть и никто не должен остаться обиженным. Мне вообще кажется, что все горожане могли бы скинуться на этот проект. И если бы ради его реализации потребовалось бы снести дом, где я живу — разумеется, я бы на это согласился.

Так ли уж свято место, чтобы не бывать пустым?

Некоторые предлагают разместить новое здание филармонии в другом месте, но, по словам профессионалов, это невозможно. Михаил Вяткин утверждает, что этот вопрос рассматривали несколько лет.

Касательно места расположения нового здания филармонии у меня сомнений нет. Оно должно быть именно рядом со старым зданием. Мы рассмотрели много площадок в центре, но ни одна не подходит так, как та, где сейчас стоит эта пятиэтажка. А выносить такой комплекс куда-то на окраину просто несправедливо: он должен быть одинаково доступен для всех жителей и гостей города. Этот вопрос исследовали несколько лет и лучшего места не нашли. Его просто нет.

Еще есть сложности с законом, при всей социальной значимости проекта. По словам специалистов по земельному праву, их создала сама филармония, оформив своему старому зданию статус памятника архитектуры. А вместе с ним защитную зону — 200 метров вокруг. В эту зону и попал злополучный дом №40 по улице Карла Либкнехта. И теперь единственный законный вариант снести его — признать аварийным. Это совсем не устраивает жильцов дома №40: они считают, что в таком случае дом могут по суду назначить на расселение и оставить их без достойной компенсации. Отсюда и яростная позиция против нового проекта.

Старое здание филармонии. Фото: Евгений Лобанов 

Хотя кое-кто из жильцов в частных разговорах признает: раньше с музыкантами они вполне мирно договаривались. Филармония уже выкупила пять квартир в этом доме, причем по вполне приличной цене. Пару лет назад за маленькую однокомнатную квартиру дали 5 000 000 рублей. За эти деньги в Екатеринбурге можно купить и «двушку», причем совсем не на окраине. Почему руководство филармонии и жильцы даже не попытались цивилизованно договориться о выкупе всех квартир сразу — непонятно.

Представители филармонии комментируют историю крайне скупо и надеются на поддержку местных властей. Жители готовятся к судам. Городская общественность ожесточенно спорит и собирает подписи под противоположными по смыслу петициями. А самые циничные наблюдатели говорят, что эта свара может кончиться тем, что воз там и останется: жители — в старых квартирах, а город — без новой филармонии.

Евгений Лобанов
9 ноября 2018
В контексте
Подписаться на рассылку
0 комментариев
Войти:
Ваш комментарий…
н а в е р х   н а в е р х   н а в е р х