Анна
Векшина
20 марта
Редкое имя — это проклятье, которое всегда с тобой.

Все 11 лет школьной каторги (во всяком случае, в нашей школе было так) было невозможно смотреть без мысли «слава богу, это не я» на девочку по имени Мадонна. Злой рок занес ее в школу на окраине Выхино. Она даже в столовую толком не могла сходить — все вокруг просили дать поносить треугольный лифчик или спрашивали, где она припарковала своего коня (тогда как раз вышел клип на песню «Don't Tell Me»).

Зато потом быть Мадонной среди офисного планктона — это, наверное, хит. Ты-то одна, а Наташ еще целый open space. Пять минут славы обеспечены при каждом новом знакомстве.

Надеюсь, что у нее все сложилось. Найти ее для интервью не удалось, зато получилось спросить у Мальвины и Иова, стоит ли ощущение своего превосходства над Наташами и Сережами школьной травли или дразнилок во дворе.

Алексей Попович, инженер (Москва)


— Фамилия у меня от предков из Сербии, а имя дали в честь деда по матери. Родители думали, конечно, о том, что оно будет вызывать определенную ассоциацию. Был даже вариант назвать меня Павлом. Но потом совпадение с именем героя былин посчитали более удачным, весомости придало имя деда. В итоге и назвали как назвали.

Конечно, такое имя обязывало соответствовать определенным критериям: быть сильным, ловким, умным, справедливым. Меня не дразнили. Возможно, потому что я и был Алеша Попович, тут додумывать или рифмовать, чтобы смешно получилось, уже не нужно было. А может быть, потому что всегда мог дать отпор. Если и хотели как-то поддразнить, вывести на эмоции, то рассказывали или напоминали какой-нибудь скабрезный анекдот, где Алеша Попович выставлялся жалким на фоне двух других богатырей. Со временем научился не обращать внимания на такие провокации.

Но чаще всего я не замечаю по отношению к себе какой-то особой реакции. Вспоминают об этом процентов двадцать — и то с улыбкой. Отмечают мои габариты — мол, настоящий Алеша Попович.

Фото из личного архива Алексея

Однажды в аэропорту на стойке регистрации девушка, оформлявшая мой билет, сначала еле сдерживалась, а потом подозвала свою коллегу и уже вместе с ней смеялась в голос. Но обидно не было, уже давно привык.

И на родителей не обижаюсь. Имя мне казалось само собой разумеющимся, раз уж досталась такая фамилия. Имена для своих детей еще не выбрал, пока даже над этим не задумывался. Но свой опыт я плохим не считаю.

Асса Новикова, кинокритик (Питер-Москва-Тбилиси)

 — Я из Петербурга, родилась в 1988 году, в этот год на экраны вышел фильм «Асса» с Цоем. Мама посмотрела его, очень впечатлилась и решила назвать меня этим красивым и непонятным словом. «Ной распахнул двери ковчега, ступил ногою своею на траву, распростер руки к солнцу и громогласно произнес: "Асса"», — говорится в фильме. А еще так кричат кавказцы во время танца лезгинка. У меня все спрашивают: «Твои родители, наверно, художники?». Это не так: мама и папа у меня работают водителями трамвая, на работе и познакомились.

Фото из личного архива Ассы 


В детстве меня раздражало необычное имя, меня и без того вечно дразнили в школе из-за высокого роста. В тринадцать лет я посмотрела «Асса» впервые, и фильм показался мне безумно скучным. А потом я выросла, поступила на киноведа (мой третий вуз) и полюбила советское кино. Так что сейчас занимаюсь его историей, и перестроечного — в том числе. Читаю лекции и пишу тексты на эту тему.

Сейчас мне, пожалуй, уже нравится мое имя. По крайней мере, оно сразу вызывает вопросы, и его трудно забыть. И меня уже не раздражает каждый раз отвечать на один и тот же вопрос: «А Асса — это твое настоящее имя?».

Иов Ботнарь, студент (Москва)


— Я родился восьмимесячным, и у врачей относительно моего крепкого здоровья особых иллюзий не было. У нас очень верующая семья, и мама тут же понесла меня крестить. Мне было двенадцать дней. Мама тогда еще не успела ни имя выбрать, ни крестного найти, тогда протоиерей сам стал моим крестным и нарек именем Иов, потому что в этот день был праздник перенесения мощей первого Патриарха Московского и всея Руси Иова.

Фото из личного архива Иова

В школе проблем с именем я не припомню. Разве что многие были в ступоре, осознавая, что в нем всего 3 буквы. В детстве я постоянно проводил лето у бабушки в Молдавии. Село, в котором мы там жили, было на границе с Румынией, и мало кто из детей говорил по-русски, вот там мое имя коверкали как могли: от «ежика» до «Якова». Но все это не было в обиду: наоборот, это по-доброму забавляло.

Кстати, дети всегда намного адекватнее реагировали на мое имя, чем взрослые, им реже приходилось повторять его по несколько раз. Больше каких-то позитивных ситуаций происходит. Когда люди могут по многу раз переспрашивать «Как?» или «Можете по буквам» и так далее.

Хотя бывают и неудобства. Недавно совсем я пришел в банк оформить карту, и парень, который там работал, спросил мое имя раз десять: он как будто не мог поверить в то, что оно существует. Ну и естественно, в итоге допустил ошибку и написал мое имя как JOV, а не IOV.

Я уверен, что имя влияет на судьбу человека, даже в народе говорят: «как ты корабль назовешь, так и поплывешь», а наша жизнь — такой же корабль. Для своих детей я бы тоже выбрал необычные имена. Для девочек уже придумал — Амелия или Алиса, а вот для сына — пока нет.

Соломея Наседкина, артистка ансамбля «Березка» (Москва)

Моя мама любила оперную певицу Саломею Крушельницкую. Наверное, она хотела, чтобы и я связала свою жизнь с музыкой. Так и получилось, но только в качестве танцовщицы, а не певицы.

В детстве у меня было очень негативное отношение к своему имени. Как меня только не дразнили одноклассники: «сало», «солома». Я приходила домой в слезах и мечтала только об одном: чтобы меня звали Марина. Думала, что вырасту и сменю себе имя обязательно. Но после лет восемнадцати, когда закончилась школа, я поняла, что, на самом деле, быть не таким как все — это хорошо. Тем более, если ты творческий человек.

Фото из личного архива Соломеи

Но вообще, имя Соломея мне не нравится. Даже если абстрагироваться от того, что оно мое. Мужу я запрещаю называть себя по имени, а друзья и семья называют «Саля», «Солька», «Соломейчик» или просто «Соль». У меня нет никаких ассоциаций с библейской историей про иудейскую царевну, и уж тем более с пьесой Оскара Уайльда. Я — Соломея, а они — Саломеи. Это разные имена.

Смешных случаев по поводу моего имени — миллион, но они в основном все связаны с неправильным написанием.

Например в приглашении на свадьбу друзья моего мужа указали нас как «Вадим и Солонея».

Или по телефону, если нужно продиктовать мои данные, то это кошмар полный — все по буквам, несколько раз. Однажды мы с ансамблем возвращались с гастролей из Израиля. Каждого опрашивала служба безопасности, но на меня упор был особенный из-за необычного имени. Долго они меня мучали, приняли за шпионку какую-то.

Для дочки мы выбрали имя Виктория. Помня свой опыт в школе, я хотела обычное имя, но сейчас, гуляя на площадке, я вижу еще десять Викторий, и мне становится не по себе. Для меня мой  ребенок — уникальный и особенный, а по факту получается, что нет. Таких еще десять. Я считаю, что имя влияет на судьбу человека, и сужу об этом по своему окружению — у людей с похожими именами нередко и характер похожий.

Герда Дмитренко, студентка (Москва)

— Мои родители перебрали тысячу имен, не могли никак определиться, как меня назвать. Как-то ночью, когда они в очередной раз сидели и обсуждали, позвонил мой дядя и предложил имя Герда. Мои родители это не восприняли всерьез, посмеялись и легли спать, а утром проснулись и решили, что это именно то имя, которое они искали.

Фото из личного архива Герды 

То, что оно уникальное, я поняла еще в садике, когда среди пяти Маш, трех Ксюш и семи Диан я была единственной Гердой. При первом знакомстве люди очень удивляются, спрашивают, почему меня так зовут. Находятся и те, которые даже после недели общения пытаются узнать мое «настоящее» имя.

Не ассоциирую себя с героиней сказки Андерсена, для меня его Герда — это просто моя тезка. Просмотр мультфильма тоже не вызывает каких-либо сильных эмоций. Хотя Герда — безусловно, положительная героиня. У нее необычный характер, объединяющий в себе доброту и нежность с храбростью, решительностью. Бесспорно, я не откажусь ни от одного из этих качеств. Мое отношение к имени в течение жизни не менялось, я даже никогда не думала о том, чтобы его сменить. Я его по-настоящему люблю.

Конечно, если имя редкое, казусов случается больше.

Со мной произошла история в лагере «Артек». Проводился конкурс на самое редкое имя. Я подошла и сказала: «Здравствуйте, меня зовут Герда». Мне ответили: «Вау, классно! Какое редкое имя!». Ну, я ушла, думая, конечно, что выиграю. Но вечером на объявлении результатов победил Георгий. Я потом узнала, что мне просто не поверили.

Для своих детей я определенно буду выбирать необычное и редкое имя, я хочу, чтобы мой ребенок тоже был необычным и уникальным, чтобы он знал, что его имя редкое, и уже поэтому он особенный. И чтобы когда я звала его на детской площадке, то оборачивался только он, а не еще пятеро других детей вместе с ним.

Иона Кузнецова, студентка (Москва)

В день, когда я родилась, по святцам подходило только два имени — Иона и Мария. Мои родители решили выбрать первое. Но они не были в курсе, что это мужское имя библейского пророка, который попал в пасть кита. Сейчас у меня домашних имен и сокращений очень много: от «Ио» до «Иоши». Многие сами придумывают, как ко мне обращаться.

Фото из личного архива Ионы

Кажется, мне повезло: не помню, чтобы меня кто-нибудь когда-нибудь дразнил из-за этого.

Всю прелесть уникального имени, наверное, понимаешь с годами. Сейчас я учусь в институте и меня очень легко запоминают преподаватели. Люди, конечно, проявляют интерес, удивляются. Основная сложность заключается почему-то для других в написании моего имени — любят добавить вторую букву «н». Или если я не достаточно четко произношу имя, то переспрашивают: «Как? Леона? Фиона?», какие-то свои интерпретации придумывают.

Мальвина Семынина, директор ресторана (Ростов-на-Дону)

Мой папа очень хотел сына, но родилась я, и он расстроился. А через десять дней молчания огласил: «Мальвина!». Теперь при знакомстве с молодыми людьми он представляется: «Карабас-Барабас!».

То, что имя редкое, я поняла еще в семь лет, когда в классе было семь девочек по имени Оля. Меня очень быстро запоминали, узнавали. На вокале говорили: «Надо же, Мальвина! Можно не ломать голову над сценическим именем, потому что оно у тебя уже есть! Два в одном!» В такие моменты я особенно остро ощущала благодарность папе за его креатив.

Фото из личного архива Мальвины 

Считаю, что давать имя — это привилегия родителей, их решение, потому оно должно оставаться за ними на протяжении всей жизни человека.

Конечно, за десять школьных лет я узнала абсолютно все шутки и анекдоты про Мальвину, Пьеро, Буратино и других героев сказки, связанных с моим персонажем.

Топ-5 самых популярных реакций на имя: 1) А я — Буратино! 2) Где твой Пьеро? 3) Можно я буду твоим Артемоном? 4) Почему волосы не голубые? 5) Паспорт покажи!

В соцсетях обычно пишут: «Ну, я понял, что Мальвина! А зовут-то тебя как?!» В реальной жизни на просьбу о знакомстве с последующим вопросом «Как зовут?» обычно отвечаю: «Угадаешь с трёх раз — познакомимся!». Проще всего с иностранцами — они не удивляются ничему, потому что для них все русские имена уже необычны, проблема лишь в том, чтобы верно произнести. Поэтому они называют меня Мэл.

Анна Векшина
20 марта
В контексте
Подписаться на рассылку
0 комментариев
Войти:
Ваш комментарий…
н а в е р х   н а в е р х   н а в е р х