Анна
Попова
22 ноября 2018
Журналист «Площади Свободы» провела эксперимент и придумала собственный язык. Возможно ли это в принципе, какие сложности ждут нового Толкина на этом пути и можно ли на этом заработать. У нее все получилось. Правда, заработок пока ограничивается гонораром за эту статью.

С чего начать

После того, как я бодро согласилась придумать конланг (искусственный язык), меня охватила паника. Я пожалела, что маховика времени не существует в реальности: он бы мне пригодился. Мне казалось, что на разработку языка должны уйти годы. Но у меня в запасе было меньше недели.

— Я могу набросать язык за час. Но это будет не привязанный ни к какому миру конланг, который развалится, скорее всего, если пойти дальше простейшей беседы. Если создавать честный и достойный [язык], имеющий отношение к какой-то определенной культуре, то на это уйдет часов 15–20. Мой самый любимый и трудоемкий проект пока отнял года 3, и на него можно перевести монолог Гамлета и всякие другие тексты. Но он еще далеко не готов, — объяснила мне Виктория, админ группы во «ВКонтакте» Russian conlang community.

Она показывает мне собственноручно разработанное пособие по созданию искусственных языков. «Очень важно иметь представление о языковой ситуации в том или ином регионе, даже если это представление не включает в себя количество падежей. Интереснее звучит "язык эльфов происходит от языка горных орлов, спустившихся к ним от лесного бога, поэтому он не связан ни с какими другими языками планеты, а еще именно из-за него эльфы понимают других птиц", чем "ну, он благозвучный”», — говорит Виктория.

Так я получила представление о первом этапе: чтобы создать конланг, надо придумать, кто на нем будет говорить, где и в какую эпоху этот кто-то будет жить. В моем случае придумать Средиземье с кучей народов за пять дней — это утопия. Но в общих чертах обрисовать носителей конланга я смогла: я решила, что мой язык принадлежит одному из народов европейского Раннего Средневековья, жившему на территории между современными Францией и Италией. Назовем его «морильский». Я решила, что морильцы — это мрачный народ, в мифологии которого основной упор делается на грядущий конец света. Он наступит с приходом темного божества Хтониса. Хтонис появится на огненных конях в свете молний, а потом расколет Землю на сотни маленьких кусочков своим волшебным жезлом.

И тут у меня случилось первое маленькое озарение: в моем языке не будет будущего времени. Ведь если морильцы зациклены на апокалипсисе, о будущем они думают меньше всего. Затем я решила, что все категории будущего времени в морильском будут выражаться с помощью настоящего времени и наречий вроде «однажды», «потом» и так далее. Для начала неплохо, подумала я. Но тут меня снова накрыл приступ паники. Я же не лингвист и не филолог. Где я возьму систему времен, грамматику, самые базовые понятия?

Откуда брать алфавит и структуру

На помощь мне пришел лингвист Александр Пиперски со своей книгой «Конструирование языков: от эсперанто до дотракийского». Выяснилось, что у начинающего конлангера два пути. Путь первый: взять уже существующий язык и создать свой на его основе (такой конланг будет называться апостериорным). Хороший пример — эсперанто, возникший на базе существующих европейских языков. Второй путь: ни на что не опираться и создавать все с нуля. Полностью оригинальные конланги называются априорными. Пиперски пишет, что к априорным относятся философские и логические языки.

Я решила пойти первым путем.

Так же поступил, например, 14-летний американец Роберт Бен-Мэдисон, основатель и правитель виртуального микрогосударства Талосса (в 1979 году парень просто решил, что его комната отныне независима от США — и автоматически стал королем). Роберт взял латынь и на ее основе придумал талосский язык. Сегодня, кстати, это вполне себе полноценный конланг, успешно переживший реформу, упростившую орфографию. Более того: за его развитием следит особая Школа талосского языка в отколовшейся от виртуального королевства Республике Талосса.

Моему языку, конечно, таких высот за пять дней не достичь. Но использовать латынь в качестве первоосновы показалось мне логичной идеей. А еще я решила черпать вдохновение во французском: ведь, в отличие от латыни, им я владею свободно. Так я быстро и вольготно разжилась 26 буквами. Неплохо для начала — но банально.

Сначала я решила, что в письменном морильском не надо использовать гласные: они будут только подразумеваться. Это называется «консонантный принцип», и одними из первых его использовали древние финикийцы примерно в XV веке до нашей эры. При этом, чтобы изучение моего языка не превратилось в пытку, я решила дать потенциальным энтузиастам маленькую подсказку: на месте гласных буду ставить особые знаки. Правда, потом от консонантности я отказалась: это было бы слишком тяжелым испытанием для читателя. Но для красоты и аутентичности гласные будут обозначаться не такими же буквами, как в латинском алфавите.  

Как строить первые предложения

Сложив все элементы вместе, я получила модернизированный латинский алфавит — фундамент моего языка: B(b), C(c), D(d), F(f), G(g), H(h), J(j), K(k), L(l), M(m), N(n), P(p), Q(q), R(r), S(s), T(t), V(v), W(w), X(x), Y(y), Z(z). А что со буквами, обозначающими гласные? Тут я дала волю фантазии: «а» будет обозначаться как «:», «e» как «ć », «i» — «;», «o» — «č», u — «ñ». И еще в моем языке не будет знаков препинаний. По крайней мере, на начальном этапе.

Но разработать алфавит и решить вопрос с правилами пунктуации — это еще полбеды. Как быть со словами? С чего начать? Пожалуй, с местоимений и глаголов. Я рассудила, что так смогу быстро построить простейшие предложения и даже диалоги. И снова я пошла самым простым путем: так как основа моего языка — латынь, достаточно было вспомнить топовые латинские глаголы и переработать их на свой лад.

Параллельно с этим пришлось придумать местоимение «я» (ćr), универсальное приветствие (:vćs Htčnñs), еще пару слов, и вуаля — получилось первое предложение на морильском языке: «:Vćs Htčnñs! Ćr sñ :Nn: Ćr sñ nñ Mčskv: Ćr ñpr; lñng: d; mčr; Htčnñs :vćs!» Буквально это читается следующим образом: «Авес Хтонус! Эр су Анна. Эр су ну он Москва. Эр упри лунга ди мори. Хтонус авес!». Это переводится так: «Слава Хтонису! Меня зовут Анна. Я родилась в Москве. Я изучаю морильский язык. Хтонису слава!». Теперь я уже овладела собственным конлангом? 

—  Это вопрос из серии “когда можно считать, что я уже выучил английский”, — говорит мой главный эксперт Виктория. — Для одних конлангеров владение языком — это один переведенный текст или просто готовая грамматика. А один специалист на конференции конлангеров вдохновенно рассказывал, что готовый искусственный язык — это когда ты на нем говоришь с кем-то. Говорил этот специалист на собственном конланге, а переводил речь для аудитории его друг. Лично я отношусь к тем людям, которые считают, что выучить [какой-либо] язык до конца и сделать свой язык «под ключ» невозможно. Всегда есть, что изучить и доработать.

Можно ли заработать на конлангах

«Ну хорошо, я очень хочу создавать свои конланги. Но я работаю на скучной работе/перегорел/устал и мечтаю зарабатывать деньги своим хобби. Это вообще возможно?» — спросите вы. Плохая новость: не везде и не всем. Хорошая: в теории монетизировать увлечение конлангами можно. В июне 2016 года в русскоязычном Esquire вышла статья о Дэвиде Петерсоне. Имя, скорее всего, вам покажется незнакомым, но вообще-то это человек, создавший языки народов во вселенной «Игры престолов».

Все началось с увлечения «Звездными войнами». Петерсон обожал эпопею Лукаса, но его смущало одно обстоятельство: большинство языков жителей разных планет были очень слабо проработаны. На втором курсе университета лингвистики в Беркли Петерсону пришла в голову идея: а что если он сам попробует создать конланг? Друзья и знакомые его энтузиазма не разделяли. Сам Петерсон в шутку сравнивает жизнь выдуманного языка с жизнью гея после каминг-аута (в традиционном обществе): тебя не сожгут на костре, но смотреть будут странно.

Он утверждает, что всего разработал 40 конлангов. И не просто разработал: у каждого хорошо сконструированная фонетика, словарь, грамматика и система исключений (да, всем ненавистных исключений: без них языки выглядят неестественно). В один прекрасный день Петерсон увидел конкурс на создание языков для «Игры престолов». И решил попробовать. Если совсем коротко, то он выписал все 56 слов дотракийского языка, которые присутствуют у Джорджа Мартина, перечитал все главы с Дейенерис, изучил книги о Чингисхане и татаро-монголах, а потом приступил к созданию конланга. И выиграл конкурс.  

Сегодня в дотракийском 4 тысячи слов и куча любопытных нюансов. Например, для обозначения конского навоза Петерсон придумал целых два слова (кони и все, что с ними связано — основа дотракийской культуры). Так необычное хобби превратилось в прибыльную работу, а после дотракийского Петерсону поручили и другие языки «Игры престолов». Но так везет не всем.

— В России на создании конлангов заработать вряд ли получится. У меня есть пара знакомых, которые увлекаются мирами [настольной ролевой игры] D&D, они и просят чаще всего [придумать языки], — рассказывает Виктория. — За рубежом, особенно в Америке, — да, бывает, такое, что конлангеры начинают зарабатывать на этом деньги. Есть даже job board в американском сообществе конлангеров. Но, кажется, раскрутился только Петерсон и еще несколько счастливчиков. Остальным зарабатывать на этом сложно.

Пожалуй, не стоит спонтанно увольняться с работы, закупаться словарями и нырять в море конлангов, если у вас нет тетушкиного наследства или другого источника пассивного дохода. Но попробовать найти заказчиков, особенно в англоязычных странах, можно и нужно, если создание искусственных языков — действительно ваша страсть. Дерзайте, и да пребудет с вами Сила придуманных миров!

Анна Попова
22 ноября 2018
В контексте
Подписаться на рассылку
0 комментариев
Войти:
Ваш комментарий…
н а в е р х   н а в е р х   н а в е р х