Людмила
Губаева
2 ноября
В XXI веке странно начинать текст с фразы «Общество уже привыкло к тому, что женщина может носить брюки и коротко стричься».

Но она по-прежнему имеет смысл. Это пресловутое общество никак не может привыкнуть не диктовать, как мы должны выглядеть. Стандарты женственности, которыми нам тычут в нос на каждом шагу, возвращают в благодатную тьму Средневековья и перечеркивают весь социальный прогресс, которого люди добились за последние сто пятьдесят лет. Нам постоянно рассказывают, как должна выглядеть «настоящая женщина», но мы решительно не понимаем, когда и кому мы успели столько задолжать.

Переломать enfant terrible

Девочка «должна» с первых дней появления на свет. Ленточка на ее конверте обязательно розовая или красная.

В песочнице, где выгуливают малышей, девочки безошибочно отделены от мальчиков: они не обязательно в юбках и платьицах, но цветовая дифференциация штанов работает железно. И упаси Боже привести малышку на утренник в детский сад в брюках: кругом принцессы с воздушными бантиками.

Как-то я зашла на один из мамских форумов. И пришла в ужас. Мамы на полном серьезе обсуждают, как заставить девочку носить платья и юбки, когда она хочет надеть брюки. Как сделать из дочки «настоящую элегантную маленькую женщину». Речь идет и о маленьких детях, и о 16-летних подростках. Любящие мамы просят советов о том, как переломать собственных дочерей. И получают их. И все это исключительно для блага ребенка: «если не научить девочку быть женственной, на нее никакой мужик потом не посмотрит».  

«Что потом с этой девочки будет? Картофелевидная баба-мужик! Поэтому и надо с самого раннего детства приучать к красивой женственной одежде!!!»

«Считайте меня чудовищем. Но я покупаю всю одежду своим детям, не советуясь с ними. Дочке 6, сыну 8. Я уже знаю, что они будут носить. И когда одежда куплена, я не спорю и не обсуждаю ничего. “Сегодня вы надеваете вот это”. Ну раз поорали. Два. А потом уже надевают, что мама велела. Вы просто позволили ей сесть вам на шею».

«Моей дочери 16 лет. У нее очень хорошая внешность, нет никаких откровенных недостатков типа большого носа или оттопыренных ушей. Но она совершенно не хочет выглядеть красивой… Брови я ей собственноручно выщипываю, потому что если я этого не сделаю, у нее будут кусты вместо бровей и ей это все равно… Ну разве девушка в растоптаных шлепках, шортах, вытянутой футболке, бейсболке, с заросшими бровями… — это не уродка???»

Diana Feil / Unsplash

Тяга к атрибутивной женственности буйно цветет не только на форумах, но и на вполне безобидных, казалось бы, сайтах о воспитании детей. Более того, там между стихами, потешками, пальчиковыми играми и советами педиатров можно на полном серьезе встретить вот такие пассажи:

«Что же делать, если дочь ни в какую не хочет носить платья и совершенно не смотрит в сторону юбок? Многие матери начинают бить тревогу, полагая, что девочка растет феминисткой. Не стоит расстраиваться преждевременно».

«Так называемый унисекс, который широко пропагандируется многими известными брендами, захватил и детей. А если ваша дочь с самого начала была “парнем в юбке” и ненавидела одежду для девочек, тогда одежда для мальчишек будет для нее гораздо привлекательней. Но не стоит раньше времени бить тревогу и считать вашу дочь нетрадиционной сексуальной ориентации: все может кардинально поменяться, и ваша дочь, спустя некоторое время, станет предпочитать женственную сексуальную одежду».  

Я даже не буду останавливаться на том, что на излете первой четверти XXI века авторы популярных порталов позволяют себе писать о феминизме или гомосексуальности как о постыдном факте и о родительской трагедии, а редакторы, не моргнув глазом, это публикуют.

Я делаю акцент на том, что любая инаковость, любой свободный выбор в нашем обществе по-прежнему считается признаком enfant terrible. И на том, что женственность в глазах большинства ассоциируется только с определенным набором атрибутов. Для девочки это платья и бантики. Для девушки — чулки под сексуальным, но не вызывающим платьем (не спрашивайте, как это, — мы сами не понимаем) и тщательно отредактированные брови. Для женщины — элегантные юбки, изящный каблук и закрашенная седина. Многие из тех, кто не умещается в это прокрустово ложе, до сих пор вынуждены слушать бесконечные советы доброхотов (в лучшем случае) или злобные замечания прохожих (в худшем).

«Ты парень или девка вообще?»

У Катерины яркий макияж, идеальный маникюр, ультракороткая стрижка, обильный пирсинг в ушах и бесконечно длинные ноги. Она предпочитает маскулинный стиль в одежде: в ее гардеробе есть и мужские джинсы, и брутальные ботинки, и множество футболок. Но не гнушается она и платьев, и экстремального мини: в комплекте с высокой платформой при росте в 180 см это выглядит очень эффектно.

Фото из архива Катерины

—  Иногда меня в силу роста и комплекции принимают за парня. Лет 8–10 назад ко мне периодически на полном серьезе подкатывали гопники с вопросом «Слышь, ты парень или девка вообще?». Когда я не носила лифчики с пуш-апом, а носила джинсы и худи с кедами.

Конечно, советов в свой адрес я выслушала немало. Например, очень часто я на работе хожу в узких штанах и объемном свитере, потому что это удобно и просто. И не всегда крашусь. Но каждый раз, надев платье/каблук/макияж, обязательно слышу: «Ой, ты сегодня такая красивая, носи это почаще». Это раздражает. 

А кого не бесит, когда тебе пытаются диктовать, как тебе выглядеть?

Катерине повезло с родителями: она рассказывает, что ее никто никогда не пилил на тему длины и цвета волос, длины юбок и объемности свитера. Может быть, поэтому ни школа, ни общественное мнение, ни журнальные каноны не особенно повлияли на ее выбор. Образ Катерины сегодня — это то, что удобно и красиво ей самой.

— У меня с 9 класса был деловой стиль в одежде. В школу можно было приходить в брюках, но никаких джинсов и кроссовок, только костюмы. И волосы естественного цвета. Именно после школы костюмы меня жутко бесили, и я максимально ушла в джинсы и рок-н-ролл.  

И мне понадобилось достаточно много времени, чтобы от того протеста прийти к какому-то своему стилю, где, на мой взгляд, органично сочетаются куча сережек, бритая башка и достаточно спокойные, классические даже вещи.

Фото из архива Катерины

Макияж Катерины тоже часто вызывает вопросы у чересчур непосредственных собеседников.

— Я начала краситься, БЕЗУМНО рада тенденциям последних лет, когда макияж ты делаешь для себя, а не для абстрактного мужика. И если тебе красиво самой с бирюзовыми бровями и черными губами — отлично. И уже совсем неприлично и непрогрессивно тыкать пальцем в женщину и называть ее клоуном только потому, что ее макияж не соответствует твоим личным представлениям о прекрасном.

В прошлом году какой-то пьяный незнакомец пытался убедить меня в том, что мой макияж только для Хэллоуина подходит. А мне глубоко неинтересно его мнение. Таких надо просто сразу слать лесом. Пошли они знаешь куда, все эти навязчивые любители цветочков и длинных волос, «ибо иначе неженственно».

Фото из архива Катерины

Катерина в очередной раз подтверждает очевидное. Необходимость «быть женщиной» декларируется со всех сторон, но почему-то оставляется очень маленький простор для выбора. Если ты в платье и с «регламентированным» макияжем — в тебе признают женщину с первого взгляда, к тебе нет вопросов, и тебе не нужно доказывать свою благонадежность. Если у тебя черная помада и на тебе мужские джинсы, ты автоматически переносишься в разряд тех, кого надо научить. А тебе этого не надо. У тебя и без непрошеных советчиков все хорошо. И ты — женщина.

— Я часто слышу диалоги коллег, и у меня волосы дыбом. «У Машеньки порвалась футболочка, надо новых купить. Есть от племянника оставшиеся, но они с машинками, куда ей». И у меня нет моральных сил даже сидеть и рассказывать, что от футболки с машинками у девочки член не вырастает.

«Тебе бы чулочки» и как с этим бороться

Марии 38. Она носит брюки, футболки и толстовки. Свои вьющиеся волосы с серебристыми стрелками седины она никогда не красит, декоративной косметикой не пользуется. Мария работает в авторитетной компании, много путешествует. Ее внешний вид, в отличие от Катерины, не вызывающий. В нем просто не бывает нарочитого секса: она надевает максимально удобную и функциональную одежду.  

Фото из архива Марии

— Было пару раз пьяное «вот тебе бы чулочки» от абсолютно левых товарищей. Все решается отправлением в игнор. То есть я понимаю существование жужжалок вокруг «о ужас, джинсы — это моральное падение», но отношу это к себе примерно на уровне «не рожала — не женщина» и «у него правая жвала длиннее левой». Я даже могу осознать, что наверняка вот это вот все про каблук, платья и прочую ерунду у меня было. Просто это помнить — это как помнить каждое «не правда ли, погода прекрасна».

Я вообще радикальна: люди, которым есть что сказать без разрешения на тему «как должна выглядеть настоящая Ж», вообще должны удаляться из списка людей, мнение которых тебя должно волновать. А поскольку примерно так я и сделала, то все вокруг спокойно. Подозреваю, что это единственный способ. Но в общем, понятно, что если совершить ошибку и покинуть уютный круг общения, то начнется хтонь.

Получается, что у женщины в современной России два варианта развития событий: или быть как все, или отращивать железобетонную броню, чтобы не реагировать на непрошеные советы или откровенную агрессию.

Вернитесь на свою лавочку

Носить то, что тебе нравится, красить волосы в зеленый цвет или отращивать естественную седину, делать макияж или никогда не притрагиваться к кисточке — неотъемлемое право любой женщины. Повторюсь, в XXI веке об этом говорить как минимум странно, но наше общество до сих пор с большим трудом выбирается из средневекового набора штампов.

Khoman Room / Unsplash

Женщина все еще рассматривается многими как аксессуар, который нравится или не нравится мужчине. Ведь большинство советов, которые выслушивают «неконвенционально» выглядящие дамы, обусловлены заботой об их сексуальной жизни.

«Ты не понравишься ни одному мужику», «дочку надо с детства учить женственности, иначе я никогда не выдам ее замуж», «мужчинам нравятся чулки и длинные волосы». При этом обе моих героини давно и прочно в счастливых отношениях. Когда я сама носила короткую стрижку, джинсы и горы фенечек, я никогда не испытывала недостатка в мужском внимании. В конце концов, как и с кем мы спим — это вообще не ваше дело.

Поэтому если когда-нибудь у вас возникнет непреодолимое желание посоветовать соседской девушке перекрасить уже наконец волосы или надеть «приличное платье», а заодно рассказать ей, что «нравится мужикам», — вернитесь на свою лавочку и хорошенько подумайте, просила ли она вас об этом.

Спасибо.

Людмила Губаева
2 ноября
В контексте
Подписаться на рассылку
1 комментарий
Войти:
Ваш комментарий…
  • Маргарита Андриянова
    Маргарита Андриянова 5 ноября 21:14
    Браво! Спасибо за эту статью! Как хорошо, что стали все чаще поднимать эту тему!
н а в е р х   н а в е р х   н а в е р х