Юлия
Федотова
22 ноября 2018
Привели к вам юриста и попросили объяснить на пальцах, как будет работать новый законопроект.

Госдума приняла в первом чтении законопроект о «декриминализации статьи 282 УК РФ». Это та самая статья за экстремизм, известная «сроками за репосты». Учитывая, что внес законопроект лично Путин, а в Думе сопротивляться не стали, то закон можно фактически считать принятым. Казалось бы, всё, что хоть немного ослабляет тиски, — это хорошо. Но радоваться пока еще рано.

Неопределенность нормы

По ч. 1 ст. 282 УК РФ по-прежнему предусмотрены от 2 до 5 лет тюрьмы.

Чтобы пройти по этой части статьи, нужно совершить «Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации либо информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети Интернет».

Не спешите возмущаться: эта лингвистическая конструкция непонятна не только вам. Адвокаты и другие юристы резко критикуют эту формулировку: в ней нет четких определений. Нигде не сказано, какими должны быть эти «действия», как отличить «ненависть» от «вражды», по каким признакам выделять «социальную группу».

Эта неопределенность нормы была очень удобна правоохранителям. В последние пару лет они вовсю использовали ее в борьбе с проявлениями гражданских свобод. Размытость формулировок позволяла подводить под действие статьи вообще любую критику общественных явлений (например, религии) или конкретных людей (например, чиновников). При этом, чтобы «загреметь по статье», вовсе не обязательно было употреблять обсценную лексику или выражения в духе «Бей жидов, спасай Россию». Достаточно было, например, сохранить «ВКонтакте» пару мемов о православных священниках.

В.Г. Перов «Чаепитие в Мытищах, близ Москвы». 1862 год. Холст, масло

Лед тронулся: рекомендации Верховного Суда

Основная часть таких «преступлений» совершается в интернете. Репосты, а особенно самостоятельные посты изучаются правоохранителями чуть ли не под лупой. В сентябре Верховный Суд выпустил рекомендации на этот счёт. В них говорится, что обязательно нужно учесть контекст размещения поста, наличие и тон комментариев под ним, а уголовное дело возбуждать только если доказан умысел пользователя в том, чтобы пошатнуть основы конституционного строя страны. Иными словами, нужно «включить защиту от дурака». Но конкретней и понятней не стало.

Под теми самыми «действиями, направленными на...» предлагалось понимать оправдание дискриминации, призывы к насилию, репрессиям и прочим насильственным действиям по отношению к людям на основании их национальности, расы и т.д. Но «под раздачу» попали и совершенно невинные вещи: шутки, критика или просто неоднозначные высказывания с негативной коннотацией.

Суть нового законопроекта

Новый проект вводит административную ответственность за эти самые «действия, которые...», если человек совершает их в первый раз. Кодекс об административных правонарушениях дополняется новой статьей, 20.3.1. По ней можно попасть на штраф от 10 до 20 тысяч рублей, или на исправительные работы от 40 до 100 часов, или на арест до 15 суток.

Но если в течение года злоумышленник повторит «действие», то welcome в уголовники.

Словом, сама суть статьи — определение противоправного деяния — ни капли не изменилась, и все осталось очень размытым. За любую критику, негативную оценку или неудачную шутку по-прежнему можно оказаться в поле зрения правоохранительных органов. Разница только в том, что на первый раз за это накажут «административно», а на второй — уже заведут уголовку. Мол, мы тебя предупредили и отпустили, но больше не попадайся. В теории права такой подход красиво называется «состав преступления с административной преюдицией».

И.П. Богданов «Новичок». 1893 год. Холст, масло

Нюанс №1

Возбуждать производство по делу об административном правонарушении будет прокуратура, а рассматривать его — районный суд. Такие дела находятся в стороне от полицейской «епархии».

Но при этом статья «арестная» (по ней можно назначить наказание в виде административного ареста). Стало быть, возможно, что подсудимого могут оставить на ночь в полиции.  Рассматриваться дело должно в день поступления материала в суд.

Все это значит, что работникам прокуратуры придется задействовать полицию. Причем исключительно как «технический» персонал: чтобы задержать нарушителя, привести его в суд и потом отвести в спецприемник. Думаю, не нужно объяснять, как полицейские будут этому «рады».

Утешением им будет только одно: сотрудник прокуратуры тоже в это время не сможет пить чай у себя на диване в шерстяных носках. Ему придётся сидеть в суде и ждать, пока дежурный судья освободится и соблаговолит рассмотреть материал. В общем, «хорошо» тут всем, а перспектива нарваться на озлобленных полицейских мало кому добавляет оптимизма.

Нюанс №2

По статье не предусмотрено административное расследование (как в случае уголовного процесса). В свою очередь, без него нельзя провести лингвистическую экспертизу. Между тем, эта экспертиза дает хотя бы призрачный шанс на прекращение дела: если эксперты докажут, что автор имел в виду что-то совсем безобидное то состав преступления исчезает.

Но нет. В нашем случае сотрудник прокуратуры сам решает, есть ли в картинке или посте признаки «возбуждения ненависти либо вражды». Он быстренько сшивает материал и направляет в суд. Печальная практика показывает, что если среди наказаний в статье есть арест — скорее всего, судья именно его и назначит. А даже неделя в спецприемнике — это, мягко говоря, неприятно.

Нюанс №3

Срок давности для привлечения к ответственности по этим делам — 3 месяца с момента размещения поста или мемчика до того, когда суд первой инстанции вынесет решение. То есть, не надо бежать и подтирать все, что вы спьяну напостили в прошлом году.

Неприятный факт: если вас уже привлекали к административной ответственности, года еще не прошло, а вы все не унимаетесь, то не имеет значения, два или восемьдесят два «криминальных» поста вы опубликовали. Для наступления уголовной ответственности важно не количество  самих по себе фактов нарушения, а наличие вступившего в законную силу постановления суда по ст. 20.3.1 КоАП РФ.

П.О. Ковалевский «Порка». 1880 год. Холст, масло

«Рисковый» год исчисляется с момента исполнения административного наказания. Например, вышли из спецприемника 10 августа 2018 года — ждем до 10 августа 2019, потом снова смело нарушаем. Если же вы не удержались, то добро пожаловать в чарующий мир уголовного права, ареста счетов, списков Росфинмониторинга, принудительных психиатрических экспертиз в стационаре и других радостей.

Нюансы №№ 4, 5 и 6

Ура: «экстремисты», которые проходят по административной статье, не попадают в список Росфинмониторинга, и их счета никто не блокирует. На этот счет никаких изменений в соответствующий ФЗ и Правила вносить не будут.

Не ура: если в вашем посте есть «религиозная» составляющая, то возникает риск  все-таки попасть под уголовную статью: за «оскорбление чувств верующих» (ч.1 ст. 148 УК РФ). До сих пор правоохранительные органы в такой ситуации были в положении Буриданова осла: им было сложно решить, по какой статье провести нарушителя — по 148 или по 282. Теперь же при прочих равных можно смело возбуждать дело по ст. 148. Вы спросите: «А где же гуманизм»? Ничего личного, только бизнес, ответят вам в прокуратуре. Дело в том, что у уголовных дел больше веса в статистической отчетности, чем у административных.

Ура: закон имеет обратную силу. Это значит, что всем, кто был впервые осужден по ч. 1 ст. 282 УК РФ, светит полная отмена приговора, судимости и всех связанных с ней неприятных правовых последствий.

Резюме

Собрать материал для дела об административном правонарушении намного проще, чем для уголовного. Теперь даже не нужна будет экспертиза. Поэтому могу предположить в ближайшем будущем вал таких дел. А неделя в спецприемнике за репост способна отвратить от социальных сетей вовсе.

Так что сам по себе новый закон, как ни парадоксально, одновременно и смягчит ситуацию, и затянет гайки. Садиться за репост теперь будет меньше россиян, но и осторожность повысится (а это — прямой путь к ограничению свободы слова).

Юлия Федотова
22 ноября 2018
В контексте
Подписаться на рассылку
0 комментариев
Войти:
Ваш комментарий…
н а в е р х   н а в е р х   н а в е р х