Анна
Попова
29 мая
В этом материале все, что вам нужно знать о домашних волках: когда и почему звери становятся опасными, как они становятся кинозвездами и во что может превратиться увеселительная прогулка с ручным волком по соседнему парку.
Спойлер-резюме: тапочки приносить они вам точно не будут.

С волками жить — по-волчьи выть

Волк — популярный персонаж в массовой культуре. Вспомните историю взросления Маугли в волчьей семье, мудрого Серого Волка из сказки про Ивана-царевича или знаменитых лютоволков Старков из «Игры престолов». В реальности к возможности завести себе ручного волка люди относятся с недоверием. На портале «Яндекс. Знатоки» один из пользователей задал вопрос, можно ли приручить это животное. Ему категорично ответили:

«Если коротко — нет, он может сотрудничать с человеком и приходить к нему за едой, причисляя его как бы к своей стае, [но] волк не собака, как ни крути. Чтобы предки волков и койотов смогли стать современными собаками, потребовалось много лет эволюции и развития отношений с человеком. Волк может жить с людьми в заповеднике всю жизнь, но если ему предоставить выбор, он уйдет к другим волкам».

Есть и другое мнение: например, у доктора биологических наук Ясона Бадридзе. Только представьте: он отправился на несколько лет в ущелье Боржоми, чтобы жить с волчьей стаей. Ясон так подружился с волками, что однажды они защитили его от медведя. Впервые он столкнулся с этими животными, когда ему было четыре года.

— Отец показывал мне природу и отвёз в Боржомское ущелье. В ту пору был гон оленей, они жутко ревели. И мне хотелось посмотреть на них вблизи. Мы отправились с отцом в мой первый поход — на Святую гору. Построили там шалаш, и ночью я первый раз услышал голос волка. Этот вой оставил неизгладимое впечатление. Страха не было, только оцепенение. Тогда ни мой отец, ни тем более я даже представить себе не могли, как эта ночь повлияет на мою дальнейшую жизнь, — рассказывает Ясон в одном из интервью.

В 1974 году он отправился в стаю, жившую в лесничестве Боржомского заповедника. Задумка была такая: не просто сидеть где-нибудь в безопасном месте и наблюдать за волками, а стать для них своим. У него получилось. Первые четыре месяца ученый приучал зверей к своему запаху. Сначала Ясон разложил повсюду тряпочки, которые до этого долго носил при себе. Волки обходили их стороной, а потом привыкли.

Задачей максимум было выйти на контакт с вожаками. Ясон рассказывает, что в стае обычно есть два доминанта: матерые самец и самка. Ему удалось войти к ним в доверие. Вскоре волки начали позволять ему спать вместе с ними — и даже вместе охотиться. Ясон получил свою роль: он отрезал добыче пути к отступлению. Ясон подражал поведению волков, выл вместе со всеми, делил убитую добычу и стал настолько своим парнем, что когда возвращался в город, стая горестно выла ему вслед.

Съедят собачку без угрызений совести

Вия Лисицына — журналист и продюсер из Москвы. Она живет за городом с двумя волками: волчицей Осенью и волком Февралем. Кроме них, у Вии есть еще бурый медведь Вася, лис Ричард и собаки: с 1990 года она занимается русскими псовыми борзыми. Она рассказывает, что «пришла к волкам» из кинологии. По мнению Вии, у собак есть множество физиологических и когнитивных ограничений. У волка их нет.  

— Давайте сразу оговоримся: волк в принципе не может быть спокойным. Он опасное животное. Но, в отличие от собаки, знает, что его никакой добрый хозяин лечить и возить к ветеринарам не будет. Поэтому волки никогда не проявляют немотивированную агрессию. Для них очень важна ритуальность — в том числе в конфликтах. Я совершенно спокойно гуляю со своей волчицей, хотя Осень — альфа, у нее такая сила духа, что победить ее невозможно — взглядом останавливает людей и собак. Но она ни разу никого не укусила во время прогулок по, так сказать, буферной территории. А вот если собака зайдет на ее территорию, то будет уничтожена.

Фото со страницы Вии Лисицыной на Facebook

Я спрашиваю, ладят ли волки с медведем Васей. Вия смеется: никаких конфликтов у них не возникало. Говорит, волки стоят выше по иерархической лестнице, чем медведь. А вот держать волков с однополыми собаками не стоит.

— Некоторые мне говорят: «Ой, а мы завели волчонка, он так хорошо ладит с моим чихуахуа!» Да, волк будет замечательно общаться с вашей собачкой, но если они одного пола — то попрощайтесь со своим питомцем. Во время гона в феврале волки становятся очень агрессивными. Они съедят вашу собачку и не испытают никаких угрызений совести.

Фото со страницы Вии Лисицыной на Facebook

Ее главная цель — остановить притравку охотничьих собак на волка. Во время притравки привозят молодых неокрепших волков, дают им транквизилаторы, выбивают клыки или связывают лапы. Делают все, чтоб собаки без труда могут задрать волка насмерть. Однажды Вия согласилась принять участие в притравке вместе с Осенью. Но с одним условием: Осень столкнется с собаками на равных.

— Привезли 14 собак. Против них была Осень — не затравленный волчонок, как это бывает обычно, а матерая волчица с мощным характером. Каждую собаку держали на одном поводке, а Осень — на трех. Ей ничего не стоит перекусить поводок, и нужно было перестраховаться, — рассказывает Вия.

Осень выкормила собака. Поэтому между ней и собаками искусственно устроили конфликтную ситуацию: положили кусок мяса. Хозяева были уверены, что псы будут кидаться на волчицу, лаять с пеной у рта, рассказывает Вия.

— В итоге из 14 собак на Осень тихонько гавкнули всего две. Никто не осмелился к ней подойти ближе, чем она позволила. Тогда люди по-другому начали воспринимать волков. Они столкнулись с личностью — с кем-то очень ценным и особенным, — говорит она и добавляет, что сейчас Осень много снимается в рекламе и фильмах. — Сейчас мы работаем над фильмом, где она сыграет главную роль. Планируем отправить его потом на Каннский фестиваль. У нее уже есть фильмография: пожалуй, она стала первой волчицей, которая сделала себе имя. Осень снималась в рекламных роликах, а недавно ее выбрала для своей картины Валерия Гай Германика.

Вия, Осень и Валерия Гай-Германика. Фото с личной страницы Вии Лисицыной на Facebook

«Открыл пасть и ударил по лицу»

— Волка нельзя выдрессировать, с ним можно только договориться. Всякое его принуждение даст обратную реакцию. Только искренняя дружба и уважение к этому зверю могут сделать друзьями волка и человека, — убежденно говорит Яна Мурашова, владелица Центра реабилитации диких животных.

В Центре живут лисы, рыси и волчица Груня. Когда-то у Яны была пара волков: Кай и Герда, но они умерли в 2016 году. 

Несмотря на то, что Яна допускает дружбу между волком и человеком, она часто напоминает: в волчьей стае нет равных особей. Поэтому в общении с человеком волк нередко пытается подчинить его себе.

— Кай [в какой-то момент] стал делать попытки нападать исподтишка. Однажды, когда я сидела на пеньке в их загоне и держала Герду на руках, Кай зашел сзади, прижал уши и напал на меня, схватив за плечо. Хватка была очень сильной, и, хотя на мне были толстые свитер и куртка, на моем плече остался синяк. Я изловчилась и ударила Кая по носу. Волк меня отпустил и все оставшееся время прогулки унижался передо мной, — пишет Яна в Facebook. — Совершенно необходимо при общении с волками соблюдать свое старшинство, иначе это заканчивается тем, что взятого в дом хищника объявляют злобным, капризным и неуправляемым.

Фото: Яна Мурашова

Кай и Герда регулярно пытались удрать из Центра. Яна рассказывает, их характер сильно изменился после того, как они достигли двухлетнего возраста. Из подчиняющихся, заискивающих щенков волки превратились в матерых зверей с непростыми характерами. Начали с того, что изгнали из своей стаи всех собак — хотя воспитывались вместе с ними. Потом Кай и Герда начали драться между собой, пытаясь определить, кто из них будет доминировать.

—  Наша первоначальная жизнь с волками вспоминается как череда бестолковых поступков, когда мы пытались обходиться с ними как с собаками. Как-то я принесла им по куску мяса. И все бы было хорошо, если бы мне не пришла в голову «замечательная» идея отобрать мясо у Кая, который захватил два больших куска и не давал их Герде, — пишет Яна на странице Центра реабилитации диких животных. — Сначала волк рычал на меня, охраняя мясо, но я решила не уступать ему. Тогда Кай сделал всего лишь один бросок, который я даже не увидела, но зато ощутила в полной мере. Он открыл пасть и ударил меня по лицу. В результате из носа полилась кровь, глаз моментально затек и нижняя губа и подбородок вспухли. И это он только предупредил, ведь если бы напал по-настоящему, то вряд ли бы у меня вообще что-нибудь осталось от лица.

При неправильном воспитании волк может быть опасен, говорит она в разговоре со мной. Яна подчеркивает: опасность представляет именно ручной волк, потерявший страх перед человеком. Дикие волки, если их, конечно, не загнали в угол, на человека не нападают никогда. Более того: они даже не защищают свое потомство.

— Волку собакой никогда не стать. Содержать волка в квартире и даже в доме и на приусадебном участке я бы не посоветовала никому, — подытоживает Яна. — Все волки, содержащиеся в неволе, — это звери с изуродованной психикой, потому что для полноценной жизни им нужна стая, их семья. Это общественные животные со своим укладом жизни и традициями. А еще нет более вольнолюбивого зверя, чем волк. Он будет убегать из дома при малейшей возможности раз за разом.

Анна Попова
29 мая
В контексте
Подписаться на рассылку
0 комментариев
Войти:
Ваш комментарий…
н а в е р х   н а в е р х   н а в е р х