Я в л е н и я Щ

«Часики тикают» и у мужчин. Как мужская фертильность стала горячей темой для стартаперов

Роман
Окашин
23 сентября
За последние 40 лет качество мужской спермы снизилось: теперь в ней в два раза меньше сперматозоидов, а те, что остались, — в два раза медленнее предков. «Что делать?» — спрашивает среднестатистический белый мужчина. «Зарабатывать на этом», — отвечают стартаперы. Рассказываем, почему за несколько лет появились самые разные стартапы, помогающие мужчинам не облажаться с заведением потомства.

Технологии не помешают

К тонкой теме мужской фертильности амбициозные бизнесмены и их инвесторы подошли точно так же, как Uber подходил к транспортным вопросам, AirBnB — к жилищным, а Amazon — к потребительским: взять самое неприятное и избавить от этого с помощью технологий, отбросив этические сомнения.

Никто не любил иметь дело с таксистами, торговаться, звонить в таксопарки — Uber предложил решение. Людям было сложно искать квартиры в аренду, неприятно общаться хозяевами, натыкаться на обман — появился AirBnB. 

Молодой Калед Ктейли, выросший в Ливане, учившийся в США и Канаде, никогда не думал ни о своей фертильности, ни о заморозке спермы. Интерес появился, когда его тридцатилетний друг узнал, что болен раком. Он и посоветовал Ктейли заморозить свою сперму, пока его тело максимально здорово. 

Ктейли согласился, и, по его словам, это был не самый лучший опыт. Он рассказывает, что ощущал неловкость на протяжении всего процесса. Ему пришлось лично посещать центр, общаться с живыми работниками, перебарывать в себе миллениала. У него возникла мысль, что такая же неловкость появляется и у других мужчин. Возможно, именно она и останавливает их от проактивных действий в вопросах планирования семьи.

Так появилась идея создания Legacy — стартапа, который позволяет планировать семью, анализировать и замораживать сперму, не выходя из дома. Случилось это еще шесть лет назад, но до реализации дошло лишь в 2018: вышли необходимые научные исследования и в целом повысилась заинтересованность мужчин в их репродуктивном здоровье. В начале лета Legacy получил $1.5 млн инвестиций.

Швейцарский банк спермы

Еще в 1952 году ученые из Айовы поняли, как замораживать сперму так, чтобы после разморозки она не теряла свойств. Вскоре родился первый ребенок, зачатый с помощью размороженной спермы.

Заголовок в Times того времени
Заголовок в Times того времени

 Спустя несколько лет появилось первое криохранилище. Метод оказался эффективным, и в 1970 открыли первое уже коммерческое хранилище спермы. С тех пор в индустрии мало что менялось. Это фиксировал и Ктейли. 

В Legacy решили, что сейчас самое подходящие время для изменений в этой сфере. Свой стартап и хранилище они называют швейцарским банком среди банков спермы. Так они отсылают к максимальной сохранности персональных данных, самого материала, к соответствующему отношению к клиенту и к уровню репутации, на который они нацелены. 

По сути стартап предлагает услуги традиционных криобанков: анализ и заморозку спермы — но в другой обложке. На знакомую уже более полувека процедуру миллионы инвестиций не получить, поэтому Ктейли, команда и другие стартаперы добавили сервиса и драматургии. 

Раньше было лучше 

Legacy объясняет необходимость в своих услугах доказанным снижением мужской фертильности и качества спермы. Сайт компании отсылает к исследованиям, согласно которым, концентрация сперматозоидов в мужском семени снизилась вместе с его абсолютным количеством. До этих исследований идея Ктейли так и оставалась просто идеей. Именно научные работы о том, что «сперматозоиды уже не те, что сорок лет назад», стали главным толчком к запуску.

Одним из основных источников информации об ухудшении мужской спермы стал Еврейский университет в Иерусалиме. Ученые оттуда в конце 2017 года опубликовали результаты крупного мета-анализа — исследования, проведенного по результатам 185 других исследований. Всего эта работа охватывает данные о 43 тысячах мужчин, сдававших образцы спермы с 1971 по 2011. По этим результатам, можно действительно утверждать, что ситуация ухудшилась, но не все так просто. 

Для начала стоит отметить, что исследование коснулось только мужчин западного мира: Америка, Европа, Австралия и Новая Зеландия. Также нельзя игнорировать то, что современные стартаперы — неплохие маркетологи и им выгодно нагнетать ситуацию: каждая седьмая пара не может завести ребенка, в 30–50% случаев виноват мужчина, каждые 8 месяцев в геноме мужчины происходит мутация. А если он еще и в мегаполисе живет, то вообще край. Это выдержки с сайта Legacy.

Страшно? «Ничего страшного», — говорят технократы. Чувства страха и вины можно притупить, для этого даже не нужно выходить из дома: все исправляется в несколько кликов. 

Спермоубер, увези от сомнений

Все у того же среднестатистического мужчины из исследования возникают сомнения: «Мне уже 25, 30, 35.. и так далее. Детей еще нет, но планы есть. Сейчас же мешает работа, веселье, что-то еще». Он читает израильский мета-анализ, изучает влияние города на репродуктивное здоровье, слышит истории про знакомых, заболевших раком в 30, и у него возникает чувство стыда и вины перед нерожденными детьми.  

Раньше ему пришлось бы лично посетить ближайший криоцентр, посмотреть в глаза администратору, в чужих и холодных стенах добыть материал для создания будущего потомства, но стартапы и технологии упрощают процесс, а главное, избавляют от неловкости. 

Процес, от которого Ктейли было неловко , теперь мало чем отличается от вызова такси через Убер. Несколько кликов, и курьер доставит коробку без опознавательных знаков. В коробке — возможность одновременно успокоить совесть и сохранить лучшую версию своего генного материала. Именно спокойствие продают Ктейли и другие люди, приходящие на этот рынок. При этом также стоит понимать, что полностью перестраховаться тоже не получится: на отрезке в пару десятков лет хватит всего одного отключения энергии, чтобы от запасов времен лучшего себя ничего не осталось.

Но Ктейли рассказывает, что не только в заморозке дело. Они уверяют, что не просто замораживают что попало, но помогают выбрать из серии образцов самый качественный и достойный. Идея в том, чтобы, спустя десятки лет, не было стыдно за произведенное потомство. Также компания предоставляет рекомендации, как жить, чтобы улучшать показатели фертильности. Но есть одна и менее очевидная заслуга подобных сервисов. Они пропагандируют мужчинам идею о том, что переживать о своей фертильности, говорить о ней, спрашивать совета — нормально.

Рынок на $5 млрд и дистанционное включение эрекции

Legacy не единственный стартап, пытающийся спасать мужчин от инфертильности. Практически аналогичные услуги предлагает бруклинская компания Dadi: те же домашние наборы для сбора и отправки семенного материала. Месяц назад Dadi закрыла раунд инвестиций на $5 млн. Важное отличие — стоимость: пакеты у Legacy начинаются от $1000, здесь — от $200.

Нововведения, которые привнесли Dadi и Legacy, могут существенно изменить отрасль заморозки. Бесшовность, с которой пользователи могут заказать услуги, вовлекает все больше заинтересованных в своем репродуктивном здоровье мужчин. Возможно, она сделает рынок более стабильным. Ктейли рассказывает, что за несколько последних лет в отрасли появлялись и проваливались десятки стартапов. Они надеются не повторять их ошибок.

На заморозке фантазия бизнесменов не заканчивается. По оценкам аналитиков, рынок мужской фертильности к 2025 году может вырасти до $4.7 млрд. Так что многие заинтересованы в его куске. 

Перспективный стартап Coolmen уверяет, что причина 60% случаев мужской инфертильности — неправильная температура вокруг яичек. Coolmen — это набор, который мужчина всегда носит на себе. Система следит, чтобы тестикулы не перегревались, и корректирует температуру. Стартап также успешно прошел несколько раундов инвестиций. 

Шведские бизнесмены и ученые организовали компанию CDLP. Она решает почти те же проблемы, что и Coolmen, но другим путем: производит технологичное нижнее белье, чья проницаемость в разы превышает хлопковую. В результате достигается удовлетворительная температура.

Comphya заходит с другой стороны и помогает решить проблему эректильной дисфункции. Стартап образовался вокруг технологии, по которой в тазовую полость помещается нейростимулятор, управляемый дистанционно: эрекцию можно включить через приложение. Летом в очерендом раунде инвестиций компания получила $3 млн

Есть и более общие истории. Например, проект Manual выбрал образовательную тактику. Здесь мужчины могут найти ответы на вопросы, которые из-за каких-то стереотипов или внутренних блоков им не хочется задавать открыто, да и обычно некому. Но на сайте можно выяснить многое: от вариантов лечения облысения до обсуждаемой в этой статье проблемы инфертильности. 

Not Great Not Terrible

Тенденция на уменьшение концентрации действительно тревожная. Но надо отметить, что часть упомянутых стартапов чересчур драматизируют, используя данные Еврейского университета. Да, цифры не врут, но трактовать их можно по-разному.

Так, даже несмотря на резкое снижение, показатели среднего мужчины из упомянутых исследований по-прежнему в норме. Да, 40 лет назад это были нормальные 99 млн сперматозоидов в 1 мл, теперь — 44 млн. Но и это тоже норма, по словам профессора Шанны Свон — одной из тех, кто участвовала в проведении мета-анализа. Тенденция — проблема в масштабах истории, но мужчине держать это в голове не стоит. По ее словам, тревогу можно начинать бить, если число сперматозоидов опустится ниже 15 млн. 

Она объясняет, что завести детей становится сложнее, но у этого может быть масса причин: от экологии до стресса. Плюс, нужно учитывать, что повышается возраст, в котором западные пары решают завести детей. А чем пара старше, тем выше риск обнаружить какие-то проблемы с зачатием. Беспокоиться о своем здоровье и будущем потомстве нормально, но не стоит натягивать свой опыт на существующие мета-анализы. В таком случае технологии, образование и модные стартапы спасут Запад от вымирания, возможно. 

Свой путь

Ни услугами Legacy, ни услугами Dadi воспользоваться из России не получится, как минимум не позволит таможня. Физическое лицо не может легально без согласования отправить свои биологические материалы за границу. 

Да и президент России переживает. В октябре 2017 года Владимир Владимирович неожиданно заявил, что «биологический материал собирается по всей стране, причем по разным этносам и людям, проживающим в разных географических точках Российской Федерации». Кто именно собирает, он не назвал, но актуальность сохранности российских секретов теперь не обсуждается. 

С другой стороны, отечественных сервисов подобного формата пока нет. Так что выходов у задумавшихся о сохранении и анализе своей спермы мужчин здесь не так много: либо пользоваться услугами традиционных криохранилищ и клиник, либо перенимать лучшие западные практики и самим запускать аналогичные стартапы. 

Роман Окашин
23 сентября
Подписаться на рассылку
0 комментариев
Войти:
Ваш комментарий…
н а в е р х   н а в е р х   н а в е р х