Павел
Телешев
6 ноября
Относительно спокойные выходные в России подарили СМИ целую тележку инфоповодов, связанных с Ольгой Глацких, руководителем департамента молодежной политики Свердловской области. Чиновница на собрании с детьми-волонтерами сказала: «Государство не просило вас рожать». Истерика росла, как снежный ком, Сергей Шнуров отметился новыми стихами, а Глацких временно отстранили от должности.

Когда цитата «государство вам вообще ничего не должно» пронеслась по стране, олимпийская чемпионка попыталась оправдаться тем, что «ее слова исказили». Нет, всё четко, вот видео. Ольгу, как в старые добрые советские времена, тут же «выволокли» перед честным народом, опубликовали данные о ее годовом заработке (1,525 миллиона рублей), потыкали носиком в некомпетентность и политическую безграмотность. А зачем было плакаться о том, что у чиновников «трехкопеечные зарплаты»?

Здесь видится тренд. Недавно Наталья Соколова, министр занятости Саратовской области, доходчиво объяснила стране, как можно питаться на 3500 рублей в месяц. Теперь прилетело новое «озарение». В каждом случае — стон и вопли до небес, словно политики-мужчины выдают только вменяемые и великолепные тезисы. Под микроскопом, как видим, оказываются женщины. И пристальное внимание к их промахам иногда стоит карьеры. Не забыть еще раскрученный скандал с Натальей Поклонской и крестовым походом против «Матильды».

Телеграм-канал «Неудаща» опубликовал пост, в котором осуждаются чиновники-женщины: «В России феминизм перешел на новый уровень, когда женщины, чьи-то матери, дочери и внучки, становятся озлобленней и страшнее мужчин». Конечно, учитывая массовую атаку на Глацких и Соколову, создается впечатление, что в России женщина, пришедшая в политику — озлобленная неудачница, у которой своих детей нет, мужика тоже (откуда вообще, она же целыми днями на заседаниях), вот она и «гонит пургу». Особенно осенью.

Мы далеки от веры в теории заговора, но тенденция четкая: наше руководство боится женщин. Ксения Собчак, получившая 1,68% голосов на выборах Президента 18 марта этого года, видится Кремлю опасной альтернативой. Несмотря на то, что политика в стране чаще напоминает творения Хармса, а не Пелевина, политтехнологи хитро работают в направлении «дискредитация феминизма».

Это, кстати, общемировая тенденция. Движение #MeToo, взволновавшее мир в прошлом году, запустило маятник, который откатывается в обратную сторону. Пришла эпоха Недовольных Мужчин, и они с пакостной радостью выставляют недостатки женщин в политике, освещая их со всех сторон. Из-за чего стихотворение Шнура (который неуклонно движется в сторону образа Дмитрия Быкова) видится пинком исподтишка, а не гражданской позицией.

В массовое подсознание пытаются заложить мину. Она называется просто: «Место женщины — на кухне». Жаль, что сами женщины-политики ведутся на этот слоган, прописанный в коде нашей «матрицы», и помогают ему укрепиться.

Хочется подчеркнуть: мы не заступаемся за политиков, которые перестали следить за языком и ходом мысли. Мы не на стороне Ольги Глацких и Натальи Соколовой. Но согласитесь, в ситуации, когда чиновники в России оторвались от реальности на космическое расстояние, нужно просто честно рассматривать случаи явленной глупости, мужчина их произнес или женщина.

Павел Телешев
6 ноября
В контексте
Подписаться на рассылку
0 комментариев
Войти:
Ваш комментарий…
н а в е р х   н а в е р х   н а в е р х