Автор телеграм-канала Mur: почему мода — это больше не глянец

Ксюша
Дудкина
24 декабря 2018
Её критикуют авторы других фэшн-каналов за непрофессионализм, а она и не боится называть себя «мамкиным экспертом». Автор телеграм-канала Mur Мадонна о том, почему звезд не ругают за плохой стиль, как бодипозитив и борьба за экологию влияют на моду и почему в России плохо одеваются.

— Предупреждаю, что в моде не разбираюсь, поэтому могу облажаться где-нибудь.

— Ничего страшного, я тоже (смеется).

— Почему вы решили писать о моде?

— У меня было очень много работы, но не было никакого хобби. Все, что я могла сделать, — это писать в Телеграм про то, что мне интересно. А это мода. Я не заядлая шмоточница. Просто мне кажется, что всем девушкам хочется знать, как одеваться.

— При этом вы не ограничиваетесь темой моды. В канале много шуток о селебрити, немного политики, немного о скандалах.  

— Это авторский канал. Я пишу обо всем, что меня волнует. Конечно, это не только мода и около нее, но ещё и экология, политика. Я не могу оставаться в стороне от важных тем.

— У вас уже больше 35 тысяч подписчиков. Откуда такая любовь аудитории?

— О моде простыми словами тогда никто не писал. Были только профессиональные каналы, созданные работниками глянца. А я пытаюсь говорить о моде так, как бы это делала соседка.

— Вы сказали, что каждая девочка хочет красиво одеваться. Но все больше идет разговоров среди молодых инфлюенсеров (люди, мнение которых имеет значение для определенной аудитории – прим. ред.) о том, что вообще нужно забить на стиль и одеваться так, как хочешь. Не зависеть от трендов и шаблонов.

— Я рассказываю о трендах, о базе в одежде. Хотят люди или не хотят им следовать — их решение. Я тоже считаю, что сейчас каждый вправе одеваться так, как хочется.

За плохой вкус шоу-бизнес не ругают

— У «селебрити всея Руси», как вы говорите, явно проблемы со вкусом, но при этом адекватной критики со стороны того же глянца в их адрес нет.

— Плюс Телеграма как раз в том, что мы не связаны никакими контрактами и спонсорами. У глянцевых изданий такой возможности нет. Они не могут писать все, что захотят. Напишут про одну звезду, та обидится и откажется от рекламного контракта. Да еще убедит 25 своих звездных подруг. Это очень маленький рынок, на нем все друг друга знают. Отличный пример — когда Tatler обидел Оксану Лаврентьеву. После этого с ними отказалась работать куча рекламодателей.

— Но вы не боитесь критиковать звезд?

— Стебать людей за их внешность или одежду — неправильно. Но часто героями моего канала становятся персонажи, которые сами выпячивают свою светскость и лакшери. Рудковская часто появляется у меня не потому, что мне не нравится её внешность или одежда. Просто смешно, когда человек ничем не может похвастаться, кроме как своей близостью к лакшери-жизни.

Сейчас люди оперируют совсем другими категориями. Например, Мирослава Дума — одна из самых стильных женщин в России. Она не ходит и не говорит про свои шмотки. Она занимается, например, производством продукции, которая не вредна для экологии. Дума сейчас уже на том уровне, когда не надо хвастаться тряпками, чтобы показать свою роль в индустрии.

Когда умрет глянец

— Я все-таки хочу добить тему глянцевых изданий. Как видите, этот рынок сейчас сильно страдает.

— Почему?

— Потому что массово закрываются издания. Вы не видите проблемы?

— Конечно, вижу. Когда я летом написала, что глянец умирает, меня чуть не сожрали авторы каналов о моде, которые непосредственно в глянце работают: «Да как вы вообще можете, глянец — это искусство!». Но нет, никому не нужно это искусство. Никто сейчас не будет заходить на их сайт или покупать журнал, чтобы посмотреть на чью-то новую коллекцию.

— То есть проблема не в контенте, а в формате?

— Если они перестроятся на новые площадки типа социальных сетей, то смогут выжить. Но сотрудники и руководство глянца всегда считало себя элитарными производителями. Они не могут смириться с тем, что никому не нужен больше лакшери-контент.

— Им нужно отказаться от всех рекламодателей и спонсоров?

— От всех не получится, но найти золотую середину можно: писать честно, рекламировать честно. Потому что на вылизанную правду никто не хочет больше смотреть. В чем ещё плюс социальных сетей  — здесь правду не скроешь. В комментарии придет условный Вася Пупкин и скажет: «Что вы меня лечите, эта коллекция — полное говно».

— В России глянец смелый?

— Нет, абсолютно. Это попса. Как начали эти «10 советов пережить зиму в пуховиках», так с тех пор ничего свежего и не придумали.

— А обложка журнала «Flacon» с накрашенным мужчиной?

— Это красивая обложка, но не потому, что на ней накрашенный мужчина. Накрасить мужика и поставить его перед камерой — это не смелость. Какое-то издание хвасталось тем, что сняло трансвестита. Ну сняли. И что дальше? И трансвеститами, и накрашенными мужчинами уже никого не удивишь.

— Что тогда смело?

— Поднимать общественно важные вопросы, в том числе с помощью моды и глянца. В Америке на премии Glamour номинируют на «Женщину года» врачей, космонавтов, ученых. С ними делают интервью, показывают их стиль жизни. Это тоже можно адаптировать под глянец. Можно сделать интеллектуальную моду и тренды. А в России на ту же самую премию номинируют актрису. Простите, но я не понимаю, в чем ее заслуга перед обществом.

Бодипозитив и экология в моде

— Как популярные движения бодипозитива и феминизма сейчас отражаются на моде?

— И то, и другое — очень распространенные явления. Все инфлюенсеры считают, что если они будут говорить на эти темы, то попадут в тренды и заслужат уважение. И вот тут, как мне кажется, больше влияние общественного мнения. Сегодня в моде бодипозитив, завтра — опять фитнес-няшки. Мода циклична, она меняется.

— Вы думаете, что это долго не задержится?

— Нет, конечно.

— А если рассматривать Рианну с её коллекцией нижнего белья для любого телосложения, которая захватывает рынок, и шоу Victoria’s Secret с недостижимыми идеалами?

— Шоу Victoria’s Secret  — это не шоу для бренда, а шоу ради шоу. Народ пока не устанет смотреть на это, потому что бодипозитив и феминизм немного оттеняют красивую сказку. А сказок осталось немного. Victoria’s Secret с красивыми ангелами еще нравится людям. Но людям и за королевской британской семьей нравится наблюдать — это тоже сказка.  Так что шоу Victoria’s Secret никуда не уйдет, а вот в плане белья — да, мы все придем к более реальным и удобным стандартам.

— А как экологические движения влияют на моду?

— Вопрос экологии — наверное, единственный тренд, который я горячо поддерживаю. Наконец-то у людей в моде осознанность. Пять лет назад иметь норковую шубу означало символ богатства. Сейчас это совсем неактуально. Люди думают: «Зачем носить страдания животных, если можно купить красивый плащ или пуховик». Это совсем не означает, что нужно полностью избавиться от кожи. Ведь пока люди едят мясо, будет кожа. Но основная мысль — в том, чтобы ради одежды не убивали просто так. А еще Zara ведет постоянную линейку из переработанного мусора. Я надеюсь, что со временем у каждого крупного бренда будет такая секция.

Россия как самая немодная страна постсоветского пространства

— Вы назвали Россию самой немодной постсоветской страной. Почему так?

— Я, конечно, не хочу обижать нашу страну. Но если вы посмотрите на Грузию, или пройдетесь по Киеву, или даже (удивлю вас) съездите в Казахстан, то увидите разницу. С теми ресурсами, с тем количеством дизайнеров, что есть у нас, мы — самая немодная страна. Можете посмотреть на наши стриты (когда фотографируют людей в их образах на улице — прим. ред.). Люди не хотят выглядеть круто, а хотят максимально выделиться: неоновая куртка с леопардовыми штанами, и ещё сверху маску наденут. В России есть два типа людей: невзрачные, у которых все базовое (может быть, это и хорошо), и те, которые хотят выделиться. А среднего ничего нет — нет такого, что на улице на людей круто смотреть.  

— Вы хвалили Узбекистан, Казахстан, Азербайджан. Что там крутого?

— Не то чтобы я их хвалила. Но для тех ресурсов, что у них есть, они очень быстро развиваются. Вся элита этих стран давно в Москве или за рубежом. Но даже будучи постсоветскими странами, из которых бегут свои же люди, они делают колоссально много. В Казахстане прошла неделя моды — и ее уровень нисколько не ниже, чем у московской.

— Вы еще очень любите хвалить Грузию.

— Её хвалю не только я. Просто восхищаюсь, как маленькая страна, которая всегда была под крылом России, делает очень крутые коллекции. Тот же Георгий Кебурия делает классные очки, которые носит весь Голливуд. Вы понимаете? Георгий, который в 90-ых ходил по подъездам и шил для соседей, вдруг становится дизайнером мирового уровня без какой-либо безумной поддержки. И таких примеров в Грузии много. Я там часто бываю и понимаю, что они такие не из-за связей и ресурсов, а просто это у них в крови. Вся нация одевается очень круто.

— У нас есть чем гордиться?

— Конечно. Мне нравятся Walk of shame, Арутюнов, Вика Газинская, хотя в последнее время она всячески отстраивается от России.

— Что сделать, чтобы Россия стала модной?

— Честно говоря, у меня нет ответа. Просто одеваться так, как подсказывает сердце. И совсем чуть-чуть следить за трендами.

Ксюша Дудкина
24 декабря 2018
В контексте
Подписаться на рассылку
0 комментариев
Войти:
Ваш комментарий…
н а в е р х   н а в е р х   н а в е р х