Алексей
Сорокин
19 октября
Их применяют в учреждениях МВД, ФСИН, ФСБ и Министерстве обороны. Слабонервных просим не читать. Это невыносимо.

Этот текст должен начинаться с «пощечины». Никто не хочет быть терпилой, но оказаться им может практически каждый. Сегодня ты смотришь «Груз 200» по телевизору, а завтра будто попадаешь в фильм Алексея Балабанова сам.

Полицейские прибегают к пыткам из-за «палочной» системы отечественного правосудия и эффективности пыточного следствия, где самооговор задержанного — самая действенная мера для улучшения статистики.

Сотрудники российских тюрем и СИЗО воспитаны в духе традиций НКВД, поэтому с человеческими жизнями считаться не привыкли. В общественных наблюдательных комиссиях при ФСИН (Федеральная служба исполнения наказаний - прим.ред.) в подавляющем большинстве случаев работают бывшие силовики, которым прикрыть «коллег» намного важнее аморфного гуманизма. С работников ФСБ спроса тоже нет. А армия — это другой мир, куда показное возмущение издевательствами над солдатами проникает только после общественного негодования всероссийского масштаба.

Любые пытки объединяет одно — желание мучителей сломать волю истязаемого. Чем крепче сопротивление, тем изощреннее и разнообразнее экзекуции.

«Меня стали избивать, руками, ногами, спецсредствами. Стоя, лежа, сидя. Трудно сидеть на стуле, когда тебя бьют дубинкой. Меня душили пакетом. Видел в кино, не понимал, как люди ломаются. Это очень страшная штука. Четыре раза я через это прошел. Угрожали изнасиловать дубинкой в извращенной форме. Это продолжалось часа три-четыре», — рассказывал во время судебных слушаний режиссер Олег Сенцов.

Это хрестоматийный, но далеко не самый жуткий пример того, как происходит процесс пыток. Соберитесь с духом.

Избиение

«Сотряс»

Излюбленный и, пожалуй, наименее изощренный приём в пыточном арсенале полицейских. Почти всегда руки задержанного предварительно сковывают за спиной. Это позволяет оперативнику сопровождать допрос серией увесистых подзатыльников. Удары открытой ладонью по затылку задержанного повторяются с разницей в несколько секунд. Главная цель экзекуции — надломить жертву морально.

«Вышибалы»

Название пытки полностью объясняет незамысловатую суть происходящего — чистосердечное признание или отказ от претензий к тюремному руководству выбивают из жертвы с помощью регулярных и методичных побоев. В случае обычных «вышибал» задержанного или осужденного бьют руками и ногами. Избивающих может быть несколько, они могут меняться между собой, растягивая пытку на несколько дней.

«Продвинутые вышибалы»

Перед началом истязания человека обычно обездвиживают с помощью наручников или подвешивают, используя для этого одну из многочисленных техник. Но «вышибалы» становятся «продвинутыми», прежде всего, из-за смены орудий избиения — вместо кулаков в ход идут полицейские дубинки, черенки от лопаты и металлическая арматура.

«Аккуратисты»

В качестве «аккуратистов» обычно выступают оперативники полиции. По закону задержание не может длиться больше 48 часов. За это время операм нужно выбить из возможного преступника «явку с повинной», предъявить ему обвинение и отправить уголовное дело в суд, который изберет меру пресечения. Если этого не произошло, задержанный волен идти на все четыре стороны. Например, транзитом через ближайший травмпункт, где засвидетельствуют побои, в прокуратуру писать на обидчиков в погонах заявление.

Избежать этой ситуации просто — избивать задержанных нужно в боксерских перчатках, или мешочками с песком, или книгами в мягком переплёте. Бить тоже нужно избирательно — только по тем частям тела, где не остается синяков и других видимых следов. Женщин, к примеру, чаще всего бьют книгами по груди — невыносимо больно для женщин и безопасно для оперативников.

«Обучение»

Разновидность «сотряса». Единственное существенное различие в том, что удары по голове задержанного наносят исключительно книгой. Часто оперативники подходят к выбору «учебника» с чёрной иронией, избивая людей Уголовным Кодексом Российской Федерации с комментариями — наверняка самой толстой книгой в отделении полиции.

«Карандаши»

Между пальцев рук задержанного вставляют карандаши или шариковые ручки. После этого пальцы пережимаются в районе суставов, причиняя жертве невыносимую боль. Если сотрудники полиции не переусердствуют, следов истязаний, а значит и возможных заявлений о пытках, не будет. Особо увлеченные могут проделывать болезненные манипуляции с карандашами, предварительно разув задержанного.

«Выбить пыль»

Избиение 10-килограммовым бронежилетом «Кираса-5». Истязаемого предварительно обездвиживают, открыв для ударов спину. Бьют исключительно плашмя — бронежилет соприкасается с телом жертвы на большой площади, поэтому гематом не будет. А ушиб внутренних органов, который как раз будет, при врачебном освидетельствовании легко списать на случайное падение.

Пытка особенно популярна в вооруженных силах, где никогда не было нехватки в бронежилетах армейского типа.

«Профилактика»

Корни пытки идут на Ближний Восток, где наказывать за мелкие преступления ударами по ступням начали ещё в Средневековье. В современной России «профилактика» наиболее распространена в тюрьмах и следственных изоляторах, сотрудники которых, в отличие от полицейских, не привыкли спешить с экзекуциями.

Истязаемого растягивают на столе или кровати, фиксируя руки и ноги верёвками, кожаными ремнями или наручниками. После этого начинается избиение — на пятки и сухожилия голеней градом сыплются удары полицейской дубинки. Удары по пяткам невероятно болезненны и практически не оставляют следов. После такой пытки человек не может нормально ходить несколько недель или месяцев. Всё зависит от степени ожесточенности, с которой подошёл к делу пытающий.

Ограничение подвижности

«Растяжка»

Человек максимально широко расставляет ноги — требуемую ширину обеспечивают удары резиновой дубинки по внутренней стороне бедра. И прижимается темечком к стене, подняв над собой руки. Но чересчур сильно опираться на стену нельзя — основная нагрузка должна идти на ноги и поясницу. В таком положении человек может простоять несколько часов кряду. Не выдержавший истязания и упавший избивается и ставится в «растяжку» снова.

«Мешок»

Под «мешком» подразумевается название спортивного снаряда для отработки бойцовских навыков. Та же самая «растяжка», но с добавлением ударов по ногам, которые в боевых искусствах называются «лоу-киками». Бьют по мышцам голени таким образом, чтобы каждый пинок приближал избиваемого к поперечному шпагату. Особой жестокости добавляет использование электрошока.

Подвешивание с отягощением

Почти всегда любая пытка, основанная на подвешивании, начинается с подготовительного этапа. На руки жертвы либо надевают зимние варежки, либо запястья обматывают несколькими слоями ткани. Чем тщательнее подготовка, тем меньше следов будет на теле. В случае ломки особо ретивых заключенных (пытка по большей части применяется в тюрьмах) к обыкновенному подвешиванию за руки добавляется утяжеление в виде гири, прикрепленной к связанным ногам. Чудовищные боли в запястьях и лодыжках оттеняются ломотой в спине, возникающей за несколько часов в таком положении.

«Палестинское подвешивание»

Пытающие закрепляют наручники на одной руке жертвы. Человека поднимают, заводят обе руки за спину, продевают наручники между решетками камеры, пристегивают вторую руку. Ноги истязаемого не должны касаться пола — это обязательное условие «палестинского подвешивания». В отличие от прошлой пытки мучение может длиться несколько суток.

«Подвешивание причиняет страшную боль в запястьях, кроме того, выкручиваются локтевые суставы, и чувствуешь дикую боль в спине. Так я висел полчаса», — писал адвокату оппозиционер Ильдар Дадин, рассказавший о пытках в карельской исправительной колонии.

«Распятие»

Подготовка к пытке отдаленно напоминает «растяжку». Руки и ноги жертвы расставляются на максимальную ширину. После этого каждая конечность привязывается к решетке камеры. В такой позе человек может простоять несколько часов, а иногда и суток. Боли в суставах и мышцах после «освобождения» могут длиться несколько недель. «Распятие» часто сопровождается избиениями и изнасилованием.

«Ласточка»

Ноги и руки сводятся за спиной жертвы и сковываются между собой. Самые старательные мучители могут подвесить человека в позе «ласточки» за цепь наручников, соединяющих верхние и нижние конечности. Самые озверелые в процессе избивают пытаемого. Основная болевая нагрузка приходится на позвоночник, внутренние органы, запястья и лодыжки.

В 2012 году преподаватель техникума Павел Дроздов умер в казанском отделении полиции «Юдино» через 15 минут после того, как был поставлен в позу «ласточки». Полицейские, которые его мучили, получили условные сроки.

«Конвертик»

Вариация «Ласточки», в которой руки и ноги обычно скрепляются за спиной жертвы не наручниками, а верёвкой. Это позволяет мучителю стягивать концы пут, притягивая верхние и нижние конечности друг к другу. Пытка называется так из-за того, что истязаемый оказывается «сложенным» на манер почтового конверта.

«Отправить под кровать»

Ноги жертвы связывают между собой веревками или кожаными ремнями в щиколотках и в коленях. Руки сковываются наручниками за спиной. Торс прижимается к ногам и привязывается. В таком положении человека заталкивают под кровать, где несчастный может провести несколько часов или даже сутки. В любой момент на кровати может устроить «пляски» зек из актива, выполняющий по просьбе администрации тюрьмы функции пыточных дел мастера.

«Телевизор»

Популярнейшая армейская пытка из категории «для начинающих». Человек должен как можно дольше стоять в полуприседе, удерживая на вытянутых руках табуретку — её сиденье, расположенное перед лицом истязаемого и есть «телевизор». По приказу пьяного сержанта рядовой Андрей Сычев простоял в такой позе 3 часа. Это и другие пытки стали причиной последующей ампутации ног, половых органов и пальца на руке.

«Видеодвойка»

Пытка отличается от «Телевизора» только тем, что заняты обе руки — жертва держит две табуретки, а не одну.

Асфиксия

«Водолаз»

Задержанному или заключенному сковывают руки за спиной. Его ставят на четвереньки перед унитазом или ведром с грязной водой. Один мучитель опускает голову человека в воду, зажимая при этом шею. Второй бьет жертву по почкам, если встречает сопротивление и человек пытается поднять голову. Как только истязаемый начинает задыхаться, ему на несколько секунд дают подышать и снова окунают в воду. Пытка может продолжаться несколько часов подряд.

В некоторых исправительных колониях заключенных перед «игрой в водолаза» заставляют догола раздеться и проползти на четвереньках до места экзекуции.

«Утопленник»

Истязаемого связывают и укладывают на спину. Один человек садится на ноги «утопленника», лишая его возможности перевернуться на бок или живот. Лицо жертвы накрывается тряпкой, часть которой обычно заталкивают в рот.

Лицо поливают из шланга, стараясь, чтобы большая часть воды попадала в рот жертвы. Использование тряпки создает у человека ощущение, что он находится под водой. Воду выключают, дав «утопленнику» отдышаться. И так, пока жертва окончательно не измотается.

«Гражданская оборона»

Руки заключенного или задержанного сковываются за спинкой стула, на его голову надевают противогаз. Жертву лишают возможности дышать, перегнув шланг противогаза. Истязатели ждут, когда человек начинает задыхаться. После короткого перерыва экзекуция продолжается.

Часто параллельно с «гражданской обороной» идёт избиение жертвы — человека бьют по голове чем-то тяжелым и плоским в моменты, когда он пытается отдышаться.

«Слоник»

Происходит всё то же самое, что в «гражданской обороне», но противогаз предварительно обрызгивают изнутри слезоточивым газом или вливают нашатырь.

«Магазин»

Единственный инструмент этой пытки — полиэтиленовый пакет, который есть на кассах в любом магазине. Жертву сажают на стул и обездвиживают. На голову накидывают пакет, удерживая за ручки в районе шеи. После того, как человек начинает задыхаться, пакет снимают. Пытка, как и все прошлые, циклична и может продолжаться несколько часов.

«Супермаркет»

Усовершенствованный «магазин» — перед пыткой в пакет впрыскивают слезоточивый газ или содержимое перцового баллончика. В остальном методика «супермаркета» полностью идентична предыдущей.

«Удавка»

К пакету из «магазина» добавляется удавка, которой может стать любая веревка, резинка или ремень. Надев на голову человека пакет, мучители начинают перетягивать шею жертвы удавкой — к асфиксии добавляется боль. Если переусердствовать, то убийство можно легко «превратить» в самоубийство — несвобода сломала человека, и он повесился. Естественно, не оставив свидетелей и предсмертной записки.

Сексуальное насилие

Раздевание

Заключенного заставляют полностью раздеться и в таком виде ведут по тюрьме. Также возможен вариант, при котором человека оставляют в камере голым. Пытка напрямую не связана с насилием, но очень тяжела в эмоциональном плане. Обычно «раздевание» используют между болезненными пытками, чтобы дать «отдых» измученному организму жертвы.

Угрозы изнасилования

Заключенного раздевают и привязывают к решеткам камеры. После небольшой «прелюдии» в виде избиений мучители сообщают, что в течение нескольких минут из соседней камеры доставят зека, который «опустит» жертву. В отдельных случаях к этой угрозе может добавиться ещё одна — насильником, по словам истязателей, станет переносчик ВИЧ-инфекции.

Изнасилование

«13 августа 2014 г. после отбоя осужденные из числа «актива» без сопровождения сотрудников колонии зашли в камеру, где я содержался, схватили меня и увели в другую камеру, где положили на стол. Привязав руки и ноги к ножкам стола, “осужденные-активисты” засовывали мне в задний проход руки, отчего я испытывал невыносимые боль и страдания, у меня текла кровь. При этом они требовали рассказать о том, что мне известно о происходящем в других исправительных учреждениях. Таким образом они собирали информацию для оперативного отдела учреждения о происходящем в других колониях. Эти пытки и истязания продолжались на протяжении нескольких часов, от боли и истязаний я периодически терял сознание. Все эти экзекуции “активисты” записывали на видеокамеру сотового телефона. Я очнулся уже в бане, где меня обливали водой, смывая грязь и кровь», — это рассказ одного из бывших заключенных исправительной колонии, расположенной в Свердловской области.

Изнасилованием пытают не только в системе ФСИН. Так, смерть задержанного в казанском отделе полиции «Дальний» после изнасилования бутылкой из-под шампанского стала поводом для глобальной реформы МВД.

«Черный Гриша»

Изнасилование с использованием 70-сантиметровой полицейской дубинки «ПР-73».

«Опустить»

«Избиения сопровождались унижениями и издевательствами. Подростков раздели догола, заставляли мочиться друг на друга и окунали головой в унитаз. Кроме того, работники колонии отдавали команды о выполнении ребятами физических упражнений и выкрикивали оскорбления в их адрес», — сообщали правозащитники о пытках в воспитательной колонии Краснодарского края.

Чаще всего прямого сексуального насилия пытка не подразумевает. «Активисты» обливают заключенного мочой или просто переводят в камеру к другим «опущенным».

Суть пытки в смене социального статуса жертвы. К тому же, попадание в касту «опущенных» существенно увеличивает вероятность регулярных избиений и изнасилований со стороны других заключенных.

«Промывка»

Пытка, которой в колониях встречают вновь прибывших. Под предлогом возможного проноса на территорию колонии запрещенных предметов заключенному ставят клизму — в прямую кишку вводится 3-5 литров холодной воды.

«После глумления над личными вещами арестантов ведут в санчасть на так называемую «промывку» — каждому с помощью клизмы заливается по пять литров холодной воды, а к тем, кто отказывается проходить эту процедуру добровольно, применяются спецсредства, и вода заливается насильно. На самом деле это еще один способ оказать на измученного приемкой человека моральное и физическое давление», — рассказал после освобождения бывший заключенный колонии в Кировской области Михаил Пулин.

Психологические пытки

Пытки музыкой

«Периодически меня выводили из камеры в коридор и голым ставили на «растяжку» (ноги и руки на ширине плеч, тело примотано скотчем к решетке) и врубали на полную катушку Rammstein через динамик над головой. От такого сильного звука порой не просто глохнешь — физически ужасно больно, из ушей идет кровь. Пытка длилась всю ночь. Кстати, тот же Rammstein я слушал вообще каждый день и в камере — через маленький динамик над дверью. Такая музыка могла тоже свести с ума. Хотелось кричать!», — делился с правозащитниками шахматист Юрий Шорчев, осужденный за вымогательство.

Пытки музыкой могут длиться неделями. Часто они сопровождаются избиениями или другими истязаниями. Отдельно стоит упомянуть изощренность мучителей в выборе музыкальных композиций, которые становятся орудием пытки. К примеру, в одной из колоний детскую песню «Далеко, далеко, ускакала в поле молодая лошадь» включали перед началом обысков таким образом, чтобы стук копыт совпадал с топотом ног спецназа ФСИН, бегущего по тюремным коридорам с дубинками в руках.

Помимо музыки, для пыток используют аудиозапись детского плача и криков, поставленную на репит. Ещё один заменитель музыки — аудиозапись белого шума. Этой вариацией пытки чаще всего мучают заключенных, отправленных в ШИЗО (штрафной изолятор — прим.ред.).

Лишение сна

Этот метод активно использовался сотрудниками НКВД в 30-е годы и используется сейчас. Насильственная депривация сна может быть вызвана круглосуточными допросами, в которых участвует несколько мучителей, либо менее трудозатратный способ — пытками музыкой.

Пытки суровыми условиями содержания

Старая как мир. Хотя во времена ГУЛАГа мучения суровыми условиями содержания были, скорее, данностью, чем собственно пыткой. В сегодняшней России быт заключенных ухудшают намеренно. Соответственно, такой поступок — пытка и не что иное.

«В ШИЗО стоит невероятный холод. Это же старый, еще с советских времен изученный лагерным начальством ход — создание невыносимо низкого температурного режима в камерах ШИЗО, чтобы наказание превратилось в пытку. Я сижу на узкой холодной скамье и пишу. Сидеть на кровати — или тем более лежать на ней — я не имею права. Тусклый холодный свет, только холодная вода в кране», — писала из мордовской колонии Надежда Толоконникова.

Этому виду пытки, которую иногда называют «холодильником», чаще всего подвергаются заключенные со слабым или подорванным здоровьем.

«Хозработы»

Жертву заставляют заниматься уборкой жилых или общих помещений тюрьмы. Обязательный пункт «хозработ» — чистка туалетов с помощью личной зубной щетки заключенного. Тщательность уборки проверяется сотрудниками колонии, которые почти всегда недовольны результатом — провинившийся повторяет чистку несколько раз подряд. «Хозработы» могут идти несколько десятков часов кряду — до полного изнеможения жертвы.

«Арбузная диета»

Чаще всего эта пытка применяется полицейскими. Задержанного насильно кормят арбузом или поят огромным количеством минералки. После этого истязаемому запрещается ходить в туалет. Часто сопровождается избиением.

«Диета»

Заключенному не дают пить и есть в течение нескольких суток. Помимо этого, жертву «диеты» могут на несколько недель оставить в темноте, без возможности для любых гигиенических процедур.

«Подлечить»

Человека отправляют в камеру или барак, где обитают заключенные с открытой формой туберкулёза в агрессивной стадии. Его вернут в камеру к здоровым зекам, если он согласится с требованиями администрации колонии — почти всегда это отказ от претензий и жалоб в адрес руководства тюрьмы.

«Расстрел»

Пожалуй, один из самых жестоких видов психологических пыток. Человек слышит, как взводится курок — через несколько секунд должен произойти выстрел. Но происходящее оказывается инсценировкой. Люди, мгновение назад мысленно прощавшиеся с жизнью, после «расстрела» морально ломаются в 99 из 100 случаев.

Членовредительство

«Записываемся на ноготочки»

В 2012 году Европейский суд по правам человека признал Виталия Бунтова, которому в тульской исправительной колонии №1 вырвали все 20 ногтей, жертвой пыток. В пыточной практике российских тюрем вырывание ногтей — явление редкое. Хотя по данным правозащитников, этот вид пытки до сих пор популярен на Северном Кавказе, где подозреваемые в преступлениях нередко пропадают без вести через несколько дней после задержания. Нет тела со следами пыток — нет возможных проблем.

«Джокер»

Главный герой советской комедии «Джентльмены удачи» грозил сокамернику словами: «Пасть порву». Выражение, ставшее крылатым благодаря кинематографу, имеет исторические корни — во время «сучьей войны», подробно описанной в «Колымских рассказах» Варламом Шаламовым, зеки действительно рвали друг другу «пасти».

В российской пыточной практике название этой кровавой экзекуции осовременили, но тоже с отсылом к кинематографу. Жертве «Джокера» разрывают щеки от уголков рта. Делают это с помощью ножа или руками.

«Поход к зубному»

В северокавказских республиках России пытки отличаются особой кровавостью и изощренностью. Пример — вырывание здоровых зубов плоскогубцами, которое по сей день практикуют силовики, несущие службу на Кавказе.

Прижигание

Ещё одна не самая популярная из-за наличия следов пытка. Сигаретами чаще всего прижигают во время избиений или других истязаний. Утюги и паяльники идут в ход отдельно.

Исключительно тюремные пытки

«Приемка»

«У заключённого, впервые попавшего на ИК-17, неприятности начинаются с того момента, как автозак, везущий арестантов, пересекает ворота этого учреждения. Воронок окружает дежурящая в этот день смена с дубинками и собаками, и начинается так называемая «приёмка», заключающаяся в том, что каждый вновь прибывший бежит мимо построившихся ФСИНовцев, которые бьют его резиновыми дубинками до тех пор, пока он не падает лицом вниз. После того, как все прибывшие достаточное для мусоров время полежали на плацу лицом вниз с руками за головой, испачкав плац своей кровью, их гонят в помещение для проведения обысков», — это отрывок письма бывшего заключенного Михаила Пулина, отбывавшего срок в кировской исправительной колонии №17.

«Приемка» — приветственный жест руководства тюрьмы, сообщающий о том, что вновь прибывшим не стоит ждать легкой жизни. Отсюда и распространенность этой экзекуции, в которой, помимо спецназа ФСИНа, могут участвовать еще и овчарки.

«Коленопреклонение»

Руки заключенного сковываются за спиной. Его берут под руки сотрудники колонии или «активисты», которые волочат заключенного по территории колонии. У этой пытки два обязательных пункта. Во-первых, на протяжении всего маршрута колени жертвы должны соприкасаться с асфальтом. Во-вторых, чем большую часть пути занимает асфальт, тем эффективнее будет пытка.

Довольно часто ноги жертвы «коленопреклонения» истираются до самых костей.

«Парашютисты»

Жертву этой пытки отправляют в камеру к «активистам», начинающим экзекуцию с избиения, после которого у истязаемого пропадают всякие силы на сопротивление. После этого человека укладывают на пол возле двухъярусной кровати, играющей роль «самолета». Мучители поочередно прыгают на лежащего на полу со второго яруса кровати. Обычно «парашютисты» продолжают пытку до момента, когда избиваемый теряет сознание.

Травля собаками

Немецких овчарок, которых дрессируют для охраны тюрем, тоже используют как орудие пыток. На привязанного к решеткам камеры человека спускают собаку на длинном поводке, отдергивая её после первых укусов. Это может повторяться несколько раз подряд.

Ток и кипяток

Облить кипятком

По просьбе администрации колонии, кто-то из тюремных «активистов» выплескивает на лицо жертвы стакан кипятка. В случае жалоб или неожиданных проверок сокамерники жертвы утверждают, что произошедшее — случайность: человек облил себя кипятком самостоятельно.

«Попить чаю»

Заключенного, находящегося в сидячем положении, обездвиживают. В рот ему вливают кипяток из чайника. В феврале 2015 года от этой пытки, по версии журналистов и правозащитников, погиб Алексей Шангин, содержавшийся в следственном изоляторе «Матросская Тишина». Мужчину отправили в одну из больниц Москвы в бессознательном состоянии с многочисленными ожогами лица, ротовой полости и гортани. Через четыре дня он умер, не выходя из комы.

Пытки электрошокером

Электрошокеры в российских тюрьмах, СИЗО и отделах полиции пускают в ход нечасто — следы от такой пытки, пусть и малозаметные, остаются на теле жертвы. По поводу одной или двух отметин от удара электрошоком ещё можно придумать правдоподобную легенду, двадцать или тридцать объяснить сложно. Однако в тюрьмах, где пытки — норма жизни, беспокоиться о жалобах заключенных не принято.

«Звонок другу»

Пытки полевым телефоном ТА или «тапиком», оборудованным динамо-машиной, в отличие от электрошокера, не оставляют никаких следов — сила тока слишком мала. В большинстве случаев клеммы подключают к пальцам ног жертвы. Отдельные изуверы присоединяют зажимы к половым органам истязаемых. В некоторых случаях перед пытками током на голову человека надевается металлическое ведро — человек кричит от боли, оглушая сам себя.

О пытках с использованием тока говорили обвиняемые в убийстве Бориса Немцова.

Алексей Сорокин
19 октября
В контексте
Подписаться на рассылку
0 комментариев
Войти:
Ваш комментарий…
н а в е р х   н а в е р х   н а в е р х